Блог О пользователеo-k

Регистрация

[Пломбир с апельсинами]

Календарь

<< Ноябрь 2010  

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30

На странице

  • 22 июля 2010 | 22:37 Бумажный мир 

    Вы можете сказать, что у вас всё хорошо? Да? Допустим, можете. А что? Работа в солидном офисе, зарплата тоже очень даже ничего. А что вы делаете после работы? Едете домой к своей женщине.
    Но если посмотреть с другой стороны?
    Сидеть каждый день в душном, сером офисе, разгребая бесконечные бумаги и истребляя запасы офисного чая. Просиживая свои дорогие деловые брюки, купленные с последней зарплаты…кстати, о зарплате. Вы работаете только для того, чтобы получить очередную порцию денег. А не потому, что вам нравится ваша работа. Разве я не прав? А ведь когда-то мечтали, надеялись, что мечта однажды, вдруг, станет реальностью. Вы убеждаете себя в том, что вам недостаточно средств, чтобы осуществить свою заветную мечту. Написать книгу, записать свою музыку, постоить дом и посадить дерево наконец! Или ещё что-нибудь.
    А что до женщины…вы действительно любите её? Нет? Я разочарован, но, увы, это встречается на каждом шагу. Нет, не любовь, даже не привязанность, просто деньги.
    ДЕНЬГИ…они стали для людей основным стройматериалом мира. Но бумага, как известно, очень ненадёжная вещь…

    Теги: цинизм

  • Баян - объект не представляющий интереса для исследования

    Берцы - ботинки с высоким голенищем или другая подобная спецобувь, используемая при вылазках. Особо важная часть снаряжения. В идеале — ботинки из натуральной кожи, масло- бензо- жаростойкая подошва литьевого метода крепления, стальные стелька, пятка и носок, до конца прошитый язычок.

    Бомбарь - бомбоубежище или другое подобное защитное подземное сооружение.Обычно содержит в себе какой-либо хабар.

    Бронеколяска - защитная детская камера (КЗД). Средство транспортировки младенцев по зараженной местности. Раритетный хабар.

    Вадмих (синонимы: ВМ, бэтман, самурай) - Вадим Михайлов, самый крутой диггер Москвы. Всем остальным под землей не место!

    Вертухайская вышка - смотровая вышка служб охраны объекта. Обычно располагается по периметру.

    Водоотливная система – система сбора и удаления воды из тоннелей и станций метро.

    Вша - вентиляционная шахта в подземные сооружения, или воздухозаборник, и/или надземная часть запасного выхода из подземного сооружения.

    Герма – гермодверь.

    Гермодверь
    - укрепленный вход в защитное сооружение.

    Дестрой
    - разрушение. 1 — «открытие» лаза. 2 — безсмысленное разрушение.

    Демонтажка - (демонтажная камера) подземное помещение на пути прохождения метротоннелей используемое для разбора прходческих щитов.

    Дерево, или Дендройд - человек, камуфлированный местной растительностью (ветками, травой и т.п.).

    Диггер - человек, профессионально занимающийся исследованием рукотворных подземных сооружений.

    Дизель - электрический генератор в бомбоубежище.

    Железка
    - железная дорога.

    Заброс - процесс проникновения (преимущественно под землю).

    Забутовка - замурованый кирпичами проём в стене.

    Залаз - мероприятие по проникновению. — место проникновения (дыра в заборе,люк, и т.д.)

    Запал - обнаружение, либо (что чаще) поимка исследователей непосредственно наобъекте исследования.

    Инфильтрация - проникновение в места, куда посторонним вход запрещен.

    Камера съездов
    - подземное помещение на пути прохождения метро тоннелей используемое для переезда поезда с одного пути на другой.

    Каналыга – Каналья или канализация.

    Карлсон - резиновый полукомбинезон с приклеенными сапогами., также турбина для вентиляции метро.

    Кендер
    - встречаеться в подземельях, взрослый кендер похож на юношу человеческой расы: у них выдающиеся вверх остроконечные уши. Несмотря на свою худощавость,кендеры хорошо накачены. Их рост от 3'6» до 3'9». Взрослый кендервесит между 85 и 105 фунтов. Цвет волос варьируется от песочного до темно-коричневого. Не удивляйтесь, если встреченный вами кендер окажеться крупнее XD

    Киоск – (от слова вент.киоск) - большая Вша вентиляции метро тоннелей имеющая форму киоска (чаще всего).

    Кольца - примитивная сигнализация на замыкание проволоки. Как правило, используется при охране периметров объекта.

    Колючка - колючая проволока или заграждение из нее состоящее.

    Комок - камуфляжная форма (известны модели «Призрак»,«Охотник», «Снайпер», «Ночка», «Выдра»и др.) Или снаряжение в общем.

    Контакт - столкновение с чем-либо.

    Контактный рельс (КР) - рельс под напряжением 825 вольт (в странах СНГ), являющийся движущей силой большинства метрополитенов. Расположен преимущественно слева от основных рельс, накрыт кожухом оранжевого цвета. Прикасание к нему чревато превращением в шашлык.

    Легенда - объяснения диггеров на случай задержания. Разрабатывается заранее!

    Леший - человек, камуфлированный маскировочной сетью. Или отдельная модель камуфляжного костюма с нашитыми лоскутами материи.

    Ливневая канализация - (дождевая, водосточная канализация) -система инженерных сооружений, предназначенная для отвода сточных вод и атмосферных осадков с территории населенных пунктов.

    Лошадиная морда
    - противогаз типа «шлем-маска» (ШМП).

    Лятор - персональный шахтерский фонарь. Иногда — сокращенное название аккумулятора.

    Мoнтер – (крестьянин, проходчик)рабочий, легально находящийся на территории илив подземных коммуникациях.

    Маг - Маглайт — знаменитый брэнд фонарей.

    Метро-2 - секретный городской метрополитен специального назначения.

    Метрополитен
    (франц. metropolitain, буквально — столичный, от греч. metropolis- главный город, столица) - метро, городская внеуличная железная дорога для массовых скоростных перевозок пассажиров. Название М. принято в СССР и вомногих других странах; другое название — < подземка > (англ. underground,амер. subway, нем. Untergrundbahn).

    Объект
    - место диггерской спецоперации.

    ОЗК - общевойсковой защитный костюм. Бывает солдатский и офицерский.

    Особист - слово первоначально означало сотрудника особого отдела КГБ. Ныне —сотрудник спецслужб.

    Периметр
    - контур внешней границы объекта или внешнее защитное заграждение.

    Пиггер
    - от англ. Pig — свинья. Начинающий исследователь подземелий, не достигший в своей деятельности каких-либо значительных результатов, но объявляющий себя профессионалом. Такие «диггеры» пытаются давать интервью СМИ и делать какие-либо заключения о подземных сооружениях. Своими действиями дискредитируют движение в целом и оскорбляют чувства настоящих профессионалов. Человек вредный для диггерского сообщества.

    Пищалка - счетчик Гейгера.

    ПНВ
    , или ПНВшник - прибор ночного видения. Как правило, персональный.

    Приняли - обнаружение и задержание диггера во время вылазки охраной объекта.

    Пробирка
    - военный прибор химической разведки (ВПХВ).

    Промзонщик
    - исследователь промзоны, брошенных зданий, военки и т.д.

    Прот - персональный противогаз.

    Пру
    – противорадиационное убежище, оно — же бомбарь.

    Путанка - колюче-режущее ленточное заграждение спирального типа«Егоза»

    Разгрузка, или Разгрузник - разгрузочный жилет.

    Ракоход - длинный низкий тоннель, встречаеться в ПРУ и ливняках. Назван такиз-за особенностей прохождения.

    Руфинг (синоним: руферство) - это исследование крыш зданий, в поисках всяческих полезностей, и просто любовь к красоте, открывающейся с высоты птичьего полета.

    Саперка - небольшая лопата. В идеале — складная саперная лопатка.

    Скафандр
    - изолирующий спецкостюм с замкнутой вентиляцией, имеет электронныесистемы жизнеобеспечения. Используется на территориях зараженных радиацией илив иной агрессивной среде.

    Слонобой
    - особо мощный фонарь (от 25 ватт и более). Как правилоаккумуляторный.

    Снаряга - все предметы снаряжения, носимые одним человеком.

    Социальная инженерия (из хакерского жаргона) - манера поведения с людьми(сотрудники, охрана), позволяющая проходить мимо них или получать от них информацию.

    Спалить
    - 1) уничтожить место, как объект исследования. Например: «Кто-то спалил новые тоннели, разукрасив все своими тэгами, теперь тоннели закрыты». 2) подставить человека, разместив его фотографию в закрытом объекте исследования, не замазав лицо.

    Спелестологи - исследуют искусственные пещеры: горные выработки, каменоломни.

    Сталкер
    - см. роман братьев Стругацких «Пикник на обочине». От англ.Stalk — шагать, выслеживать, облава. В современном понимании — человек, исследующий места с ограниченным доступом.

    СТП - место (помещение) в межтоннельном пространстве недалеко от станции,используемое для размещения всего станционного электрооборудования. Является«сердцем» станции.

    Теплотрасса – (Теплак, Теплуха) подземный тоннель,поставляющий горячую воду в здания.

    Теплотрасса - (Теплуха, Теплак) подземный тоннель, тоннель с проложеннымитрубами, поставляющий горячую воду в здания.

    Термит
    - термитная шашка.

    Тюбинг
    - (английское tubing, от tube — труба), элемент сборного крепления подземных сооружений (тоннелей, шахтных стволов и т.п.).

    Урбанист - городской исследователь.
    Урбекс - от urban exploration — городские исследования.

    Фильтр
    - (коробка, банка, патрон) фильтрующе-поглощающая коробка дляпротивогазов.

    Хабар
    - термин, часто используемый Аркадием и Борисом Стругацкими впроизведении «Пикник на обочине». Исходное значение, очевидное из контекста —«артефакты, найденные на месте посещения Земли инопланетянами (Зоны) ипредставляющие интерес как добыча». На данный момент в кругу кладоискателей,поисковиков и т. п. приобрело значение «артефактов, представляющих интерес».Синоним — «хабор». Так-же — барыши, нажива; пожива, срыв или взятка.

    Хабаровск - неимоверное скопление хабара. Подземный город или правительственныйбункер со всем оборудованием и снаряжением.

    Химза
    - изолирующие средства индивидуальной защиты. Понятие включает в себяпротивогазы, респираторы, изолирующие костюмы и т.п. Чаще всего — Л-1. Другиехимзы мало пригодны для говноколлектров.

    Химическая палка - фосфорный светильник.

    Хобот
    - воздушный шланг для противогаза.

    Ходок - служебный или аварийный пешеходный переход между тоннелями или отздания в тоннель.

    ЧОП - частное охранное предприятие. В часном случае чоп, не контора, кактаковая — а работник этого частного охранного предприятия. Существует мн.число: ЧОПы. Напрмиер: «Перепрыгиваем через забор — а там два ЧОПа курятстоят»…

    Шкуродер
    , или Шкурник - проход, меньший, чем ракоход. Лазы под забором, узкиепроемы, трубы, дыры и т.п.

    Штольня - (от нем. Stollen), горизонтальная или наклонная выработка, имеющаяв ыход на земную поверхность.

    Штрек
    - (от нем. Strecke, буквально — расстояние, протяжение), горизонтальная подземная горная выработка, не имеющая выхода на земную поверхность.
  • НАПИСАНО НЕ МНОЙ.

    Меры безопасности во время рейдов.


    1. Никакого вандализма!
    1,1. Хочется расписаться на стенке,… понимаю, люди такие… и уже 5000 лет не меняются, ну так используй мел, карандаш, уголь, кирпич, и лишь потому, что это будет естественно. Или распечатайте визитки, и оставляйте…

    2. Не злоупотребляй спиртным и другими психотропами (в ходке (рейде) вообще лучше не пить. Это может плохо кончится).

    3. Будь тихим и незаметным.

    4
    . Заранее оговаривай план действий в критических случаях.

    5. Залаз в одиночку недопустим.
    5.1. Необходим хотя бы один товарищ, лучше 3.
    5.2. 5 человек это уже критическое число, прикотором группа превращается в неконтролируемую толпу.
    5,3. Спускаясь под землю, лучше оставить кого-нибудь одного на поверхности, если идете в первый раз или не уверен в надежности прохода. Если что случится — вас быстрее откопают.
    5,4. Если спуск и последующий подъем можно произвести только с помощью веревок- наверху, у точки закрепления остается страхующий.

    6. Перед залазом извещай кого-нибудь, кто остается о том, куда вы отправляетесь
    6,1. Сообщать надо с привязкой к местности, с конкретными адресами) и крайним сроком залаза.

    7. Все перемещаются вместе.
    7,1. Никто не «теряется»!
    7.2. Даже если условия похода предполагают разделение — обязательно поддерживайте надежную связь между участниками похода.

    8.
    Тщательно проверяй экипировку перед походом.
    8,1. Попрыгай чтобы проверить не звенит ли мелочь в карманах, не вываливатьсяли ключи, …а то будет стыдно, когда во время запала у тебя из карманов посыплется мелочь, вперемешку с семечками. …или твой удаляющийся во тьму силуэт будет сопровождаться нелепым позвякиванием, доносящимся из карманов…

    9. Не разбирай сломавшийся фонарь в темноте.
    9,1. Допускается только смена батареек, причем в самом крайнем случае.
    9,2. Носи с собой запасной фонарь и батарейки.

    10. Прежде чем залезть, подумай, как будешь вылезать.
    10.1. Если залез в проход или провал с трудом — сразу попробуй вылезти. 10.2. Старайся по возможности не закрывать за собой двери.
    10.3. Тщательно запоминай все встреченные повороты, выходы на поверхность — вчрезвычайной ситуации вы будете знать кратчайший путь эвакуации.


    11. Умей смотреть под ноги. Не видишь пола, старайся не наступать.
    11.1. Часто попадаются колодцы, канавы с кабелями, технологические люки, шахтылифтов, ямы или хлам на полу. Старайся не наступать в лужи, даже если видно дно.
    11.2. Ступая на доски, проложенные над чем-то, проверяй их надежность. Не ходи по гнилым доскам, ими могли прикрыть, например люк.

    12. Почаще освещай фонарем потолок, осматривая его надежность. Следи за головой
    12,1. Носи головной убор (шапочку, бандану)…

    13. Внимательно следи за появлением охраны и прочими угрозами.

    14. Увидел свет – предупреди окружающих и затаись!!! светомаскировка – нашевсе!

    15.
    Не ори. Не шуми. Соблюдай светомаскировку, не свети фонарем туда, где светбудет замечен.

    16. Слышишь шум – замолчи, разберись, что шумит.
    16.1. При постоянном шуме (например, льющейся воды) можно услышать что угодно: голоса, или шаги. Может показаться, что тебя зовут сзади.

    17.
    Если кто сказал «валим» и куда-то ломанулся — ломись за ним. Не задавай вопросов. Только когда он остановится, спроси, что это было.

    18. Не используй открытый огнь в ненадежных местах.
    18.1. Это, мало того, что выдает твое местоположение, приводит к нерациональному сжиганию кислорода, но и может привести к детонации скопившегося газа

    19. Странное не трогать!

    19.1. Если на полу лежит «дрянь» типа порошка, баночки там стоят, с «водичкой» или еще чего — «копыта» держать при себе, обходить подальше.

    20. Кнопки не нажимай. Краники не крути. Ручки не трогай. Выключатели не включай!!!…
    20.1. Не трогай все, что хоть мало-мальски похоже на электродетали: оголенные провода, электрощитки, какими бы ржавыми и старыми они не выглядели.
    21. Не хабрь больше, чем можешь беспроблемно унести.
    21.1. Хабар — личное дело каждого, ничего не имею «против», но и не одобряю, и не потому, что это нарушает какие-то там моральные принципы, а потому что следующий пришедший в это место увидит уже меньше. И если тебя поймают, то уже обвинят в краже с взломом.
    21.2. Ну и ответственность за химическую, радиологическую чистоту артефакта будешь нести уже сам. Возможно всю оставшуюся жизнь.

    22. Будь внимателен! Могут встретиться вредные испарения или газы.
    22.1. Почувствовав дурноту или головокружение, категорически не следуетостанавливаться, приседать на корточки, наклоняться вниз. Необходимо быстропереместить свою тушку на проветриваемое место!
    22.2. В идеале, необходимо иметь шахтерский самоспасатель….

    23. При посещении гидротехнических сооружений, бойся воды!
    23.1. Обращай внимание на отметины уровней воды! Если в обследуемой системенизкий уровень воды (ниже долговременных отметин), это может свидетельствоватьо том, что где-то выше по течению закрыты шлюзовые заслонки. В этом случаелучше не рисковать и выйти на поверхность.
    23.2. Недопустимо проникать в коллекторы рек и сеть ливневой канализации вовремя дождей и ливней. В это время ситуация в гидросети постоянно меняется,практически не поддаваясь прогнозированию и контролю!

    24.
    Шутки лучше исключить. С опасностью не шутят.
    24,1. Шуточные подталкивания к провалам и прочие «рисковые шутки» оставь в детском саду.
    24.2. Камни в провал кидай только за себя.Близко к провалу не наклоняйся, кидая камень — если брызнет дрянью будет стремно.

    25
    . Не паникуй, паника – опасна! Даже если что-то случилось — все должны сохранять спокойствие.
    26. Не тормози.

    27.
    Не оставляй следов.

    28. Слушайся более опытных сталкеров, на объекте не спорь!!!

    29. Если тебя повяжут — думай что говоришь.

    Также стоит добавить:
    - иметь при себе паспорт (Хотя лучше ксерокопию. Потерять не жалко) - в случаезапала будет проще.
    - в паспорт засунуть мед. полис — в случае травмы и вызова скорой будет проще.
    - залезая группой обговорить легенду ДО залаза — полезли пофотаться (если укого-то есть хорошая камера можно прикинуться фотографами-фрилансерами)/полезлипогреться и пива попить (впаяют за распитие, но внимание от самого залаза будетотвлечено)/полезли кошку искать/и т.д.
    - носить рабочие перчатки (из хозмага за 10р.) защита рук при лазании/ползаниии отсутствие отпечатков пальцев.
    - основной фонарь лучше иметь налобный, запасной — обычный.

    1. Если с собой и таскать какие-то корочки — то лучше заверенная копия паспорта, либо права. Студенческий и многие другие документы мусора не склонны, как правило,считать документами, удостоверяющими личность. Все просто: милиция верит только тем документам, которые выдает сама.
    2. Для тех, кому дорога свобода и жизнь - никаких предметов, напоминающих оружие: служивые могут открыть огонь на поражение, завидев обычный пневмон в руке подозреваемого. Все просто: носишь с собой оружие — всегда будь готов уверенно его применить; достал нож — бей, вскинул автомат — стреляй; «Не уверен — не обгоняй».
    3. Если в случае группового движения кто-то запаниковал, захандрил или началныть «Да щас нас накроют», «Да тут нефиг рыть — одна земля» и т.п. — лучше вернуться на чистую территорию и отправить его восвояси: по мерепродвижения вглубь объекта, при возрастании рисков, в случае реальныхтрудностей с ним можно огрестись гораздо большим. В этом случае не имеет значения длина обратного пути: от такого балласта избавиться Нужно.
    4. Насчет выключателей, тумблеров, пускателей, автоматов, кнопок и прочих средств управления объектом: трогать иногда можно и нужно. Но! Если уверен меньше, чем на 200%, что знаешь, чем это закончиться — не подходи на расстояние выстрела.
    5. Если уходишь с желанием вернуться - не худо оставить несколько«маячков»: растяжку, наклеенную пломбу с липовой печатью,пластилиновую перемычку — неважно, дело фантазии. Главное - чтобы никто не мог восстановить форму «маячка», если нечаянно ее нарушит. Объект с нарушенными «маяками» подлежит повторной подробнейшей разведке, в некоторых случаях — лучше его немедленно покинуть.
  • 5 июля 2010 | 00:40 Виды и жанры аниме 

    Виды аниме
    Кодомо-аниме - аниме, предназначенное для детей.

    Сёнэн-аниме - аниме, предназначенное для старших мальчиков и юношей (с 12 до 16—18 лет).

    Сёдзё-аниме - аниме, предназначенное для старших девочек и девушек (с 12 до 16—18 лет).

    Сэйнэн-аниме - аниме, предназначенное для молодых мужчин.

    Дзё-аниме - аниме, предназначенное для молодых женщин.

    ТВ-сериал - сериальное аниме, предназначенное для показа по телевидению.

    ТВ-фильм - несериальное аниме, предназначенное для показа по телевидению.

    OAV/OVA - аниме, созданное специально для выпуска на видео (Original Animation Video). Бывает как сериальным (чаще), так и одиночным. В настоящее время стандартная продолжительность OAV — 23—25 мин, в 1980-е же и в начале 1990-х бывали и часовые, и более длинные OAV.

    Полнометражный фильм - аниме, предназначенное для показа в кинотеатре. Редко бывает короче 50 мин, обычная длина — от 60 до 90 мин.

    Короткометражный фильм - аниме, предназначенное для показа в кинотеатре. Короче 30 мин, поэтому всегда демонстрируется вместе с другими такими же фильмами.

    Жанры аниме
    Сказка - жанр кодомо-аниме, экранизация классических сказок.

    Комедия - разновидность аниме, главное для которого — юмор: пародии, комедии положений, словесные и трюковые шутки.

    История - разновидность аниме, действие которого связано с теми или иными реальными историческими событиями.

    Драма - достаточно редкий для аниме жанр драматически-трагического повествования. Основной признак — отсутствие выраженного «хэппи-энда».

    Научная фантастика (НФ) - аниме, действие которого связано с существованием и использованием техники, не существовавшей на момент создания этого аниме (межзвездных космических кораблей, бластеров и т.д.) Обычно НФ-аниме излагает возможную историю будущего человечества, часто его сюжеты связаны с контактами с пришельцами.

    Космическая опера - разновидность НФ-аниме, концентрирующаяся на войнах, проходящих с активным использованием космических кораблей.

    Меха - сложные механизмы, как правило, самодвижущиеся, не имеющие реальных прототипов (т.е. придуманные специально для данного проекта). Обычно этим термином обозначают «гигантских роботов», огромные человекоуправляемые боевые машины.

    Сэнтай - дословно «группа/команда», жанр аниме, рассказывающий о приключениях небольшой постоянной команды персонажей, борющихся с кем-либо или с чем-либо.

    Меха-сэнтай - то же, что и сэнтай, но команда персонажей при этом пилотирует один или несколько меха.

    Махо-сёдзё - «девочки-волшебницы», жанр сёдзё-аниме, рассказывающий о приключениях девочек, наделенных магической силой. Концентрируется на проблемах женского взросления.

    Спокон - жанр аниме, рассказывающий о юных спортсменах, добивающихся успеха путем воспитания в себе воли к победе. Объединение слов «спорт» и «кондзё» («сила воли»).

    Киберпанк - жанр аниме, рассказывающий о мире будущего, жизнь которого полностью определяют компьютерные технологии. Картины будущего при этом представляются мрачными и антиутопическими.

    Паропанк - жанр аниме, рассказывающий об альтернативных нашему мирах, находящихся на уровне технического развития, соответствующему Европе конца XIX века. Этот период характеризуется началом революции технических средств передвижения — появление дирижаблей, аэропланов, паровозов, пароходов. Техника, однако, все еще воспринимается простыми людьми не как нечто привычное и банальное, а как нечто чудесное и, зачастую, демоническое. Паропанк возник как альтернатива киберпанку. Если киберпанк обычно основывается на футуристической эстетике, то паропанк — на эстетике ретро.

    Фэнтези - аниме, рассказывающее о мирах, которыми правит не технология (как в НФ), а «меч и магия». В фэнтези часто фигурируют не только люди, но и разнообразные мифологические существа — эльфы, гномы, драконы, оборотни, люди-кошки, а также боги и демоны.

    Путешествие между мирами - разновидность аниме, в котором главный герой или герои перемещаются между параллельными мирами, обычно — между миром современной Японии и фэнтези-миром.

    Мистика - жанр аниме, действие которого связано с взаимодействием людей и различных таинственных сил. Последние не поддаются однозначному научному описанию, чем отличаются, скажем, от магии в фэнтези. Отношения с ними обычно связаны с различными моральными проблемами.

    Парапсихология - жанр аниме, действие которого связано с парапсихическими силами (телепатия, телекинез, гипноз).

    Апокалиптика - разновидность аниме, повествующее о наступлении Конца Света.

    Постапокалиптика - разновидность аниме, повествующее о жизни после глобальной катастрофы — Конца Света.

    Романтика - аниме, повествующее о любовных коллизиях.

    Мыльная опера - жанр романтического сёдзё-аниме, концентрирующийся на изложении сложных и запутанных любовных историй.

    Школьная мыльная опера - разновидность мыльной оперы, описывающая любовные истории школьников.

    Повседневность - аниме, описывающее повседневную жизнь обычных японцев (обычно — среднего класса) со всеми ее радостями и бедами.

    Социальный фильм или сериал - аниме, поднимающее животрепещущие проблемы современного общества.

    Психологический триллер - жанр аниме, повествующее о «приключениях человеческой души». Попадая в необычные ситуации, герои таких аниме переживают сложные и непредсказуемые психологические изменения.

    Боевик - жанр сёнэн-аниме, действие которого связано с боевым противостоянием.

    Самурайский боевик - жанр исторического сёнэн-аниме, действие которого связано с войнами самураев и ниндзя.

    Детектив - разновидность аниме, действие которого связано с расследованием преступлений.

    Школьный детектив - жанр сёнэн-аниме, в котором следственные действия проводят школьники.

    Полицейский боевик - жанр сёнэн-аниме, описывающий действия полиции по установлению личностей преступников и их задержанию.

    Боевые искусства - жанр аниме, сюжет которого связан с противостоянием мастеров различных боевых искусств.

    Добуцу - «пушистики», аниме о человекоподобных «пушистых» существах.

    Идолы - аниме, действие которого связано с поп-звездами и музыкальным бизнесом.

    Отаку - разновидность аниме, содержащая ссылки на деятельность поклонников аниме.

    Хентай - эротическое или порнографическое аниме. Дословно переводится как «извращенный».

    Яой - жанр сёдзё-аниме, рассказывающий о мужских гомосексуальных отношениях.

    Юри - жанр сёдзё-аниме, рассказывающий о женских гомосексуальных отношениях.
  • 5 июля 2010 | 00:39 Story. Часть 1. 

    Лето. Июнь. Машины, едущие по дороге. Светящиеся светофоры. «Зебра». Много людей. Шумно. Уже вечер, но ещё довольно светло. И тепло. Откуда-то доносится музыка. Весёлая, летняя песенка. Небо такое светлое. Даже облаков не видать. Остановка автобуса. Рядом магазин с совершенно дуацким названием «Местечко».
    Я сейчас стою тут с тобой и жду автобус, на котором должна буду уехать домой, на другой конец города.
    Имеено тогда ты и задашь вопрос. Задашь его после моих рассуждений на тему того, что я люблю того, кого мне любить не положено. Естественно, имени этого человека я не назову. Но ты каким-то образом поймёшь всё сам. Поймёшь. Несмотря на то, что я никаким образом не отнесла тебя к своему рассказу.
    - Какой-то вечер честности, ты не находишь? - спросишь ты. 
    - Да, может быть, - отвечу я, глядя на тебя.
    - Да не может быть, а так и есть.
    - Наверное.
    - Слушай, а ты можешь сказать мне честно…
    - «Когда к тебе обращаются с просьбой „Скажи мне, только честно“, с ужасом понимаешь, что тебе сейчас придётся много врать», - эта цитата была прочитана мной где-то в Интернете.
    - Только не надо врать, хорошо? - попросишь ты. 
    - Я постараюсь, - улыбнусь я. 
    - Скажи…а этот человек…кто он?
    - Ну…как кто? В каком смысле?
    - Этот человек — это я, да?
    - Нет! - быстро скажу я. 
    Зачем, ну зачем я смотрела на асфальт? Почему не смотрела честными глазами в твои озадаченные.
    - Да, - я сама удивлюсь тому, как тихо прозвучит мой голос.
    А что будет дальше?
  • 5 июля 2010 | 00:37 Комната 

    Серые стены окружают меня,
    Я вижу их каждый день ото дня.
    Здесь нет дверей, здесь нет даже окон.
    Комната похожа на большой серый кокон.
    В комнате пусто, только серые стены.
    Из цветного видишь только собственные вены.
    Твоя жизнь как бледная тень.
    Нет разделения на ночь и день.
  • «THE COLOR OF COLD. ANOTHER RAVEN».

    - Ч-чёрт! – в сердцах выругалась я – Только этого нам не хватало.
    По дороге вышагивала довольно большая группа людей. Все вооружены, у некоторых в руках зажженные фонари. Люди шли по дачному посёлку уверенно, несмотря на ночь, темноту и опасность, с наступлением темноты выросшую в несколько раз. Именно по ночам из своих щелей появлялись самые жуткие создания, обитавшие на этой, искорёженной радиоактивным излучением,земле.
    Но сердце скоро перестало тревожно ухать, люди прошли мимо, не заметив наших озадаченных физиономий в окне на втором этаже.
    - Значит так, - произнёс Ворон, прислонив автомат к стене – Сейчас идём досыпать, потому что ночью идти небезопасно. Утром сразу хватаем манатки и делаем ноги. Вдруг эти люди ещё здесь? А кто знает, что у них на уме.
    - Я думаю, обойдём этот посёлок и пойдём дальше по дороге, - сказала я. 
    - Правильно мыслишь, - улыбнулся Ворон – А теперь отбой.

    Утро оказалось ясным и тёплым. И солнечным. Поэтому, я ощущала это каким-то внутренним чутьём, сегодня будет удачный день.
    - Вот это я понимаю, начало дня! – сказал Ворон, надевая на плечи рюкзак.
    - Идём? – спросила я. 
    - Идём, - ответил Ворон.
    «Нормальные герои всегда идут в обход». Кто не знает этих слов? Однако обходной путь занял у нас гораздо больше времени, нежели мы рассчитывали. Но посёлок уже полчаса назад остался позади. По пути никого встречено не было. Кроме, пожалуй, странного маленького существа. Оно было размером с большую улитку, но с лапками. Тело зверька покрывала светлая шерсть. Существо напоминало сильно уменьшенного котёнка. Или даже не котёнка?
    - Не мышонок, не лягушка, а неведома зверушка, - подвела итог я. 
    - Вон ещё, смотри! – Ворон ткнул пальцем на давным-давно заросший задний двор одного из домов.
    Там, среди травы и небольших кустков, обитали другие «котятки».
    - Ворон! Да их тут целая стая…или стадо?
    - Косяк, - рассмеялся Ворон – Или табун.

    ***
    В первой половине следующего дня перед нами замаячила серая громада. Город. Теперь я и Ворон стояли перед выбором: обходить или идти прямо через каменные джунгли. В конце концов, было принято решение идти через город, а не в обход.
    Город оказался весьма странным и неприятным местом. Сложно было представить себе, что когда-то здесь кипела жизнь. Хотя было это сравнительно недавно. А теперь казалось, что город пустовал вечно. Что здесь никто никогда не жил. Что здесь всегда было тихо.
    Дома глядели на путников своими пустыми окнами и дверными проёмами, в которые было жутко даже просто заглянуть. Железо ржавело, камень крошился, асфальт трескался. Большая часть домов была разрушена. От некоторых остались только фасады, другие рухнули только до половины, третьи щетинились ржавыми остовами.
    Груды обломков и металла «украшали» улицы города. Ветер подвывал, залетая в пустые здания.
    Если остановиться и прислушаться,могло показаться, что город живёт своей собственной жизнью. А, может, и непоказаться вовсе?
    - Ворон! – окликнула я спутника, внезапно остановившись.
    - Что? – недоумённо спросил он, обернувшись.
    - Ты…ничего…это…не слышишь?
    Ворон навострил уши.
    - О чём ты? – он подошел ко мне.
    В переулке отчётливо улавливалось какое-то шевеление.
    - Ворон! Смотри туда!
    - Да о чём?.. Что это, мать твою? – Ворон ошарашено уставился на…на что?
    Что это было? Я затрудняюсь объяснить, поэтому просто опишу.
    Серая, как и стены домов, фигура, лишь по форме напоминающая человека. Существо передвигалось точно как человек. Нормальный, здоровый человек, спешащий по своим делам. Фигура быстрым шагом вышла из переулка икуда-то направилась.
    - Брр! – замотал головой Ворон – Не, не, не! Глюки! Глюки!
    - Не глюки, - в полном шоке проблеяла я. 
    Ещё одна серая фигура шла по тротуару в нашу сторону. Вот ещё две! Идут, держась за руки. Как влюблённая пара. Вон ещё несколько! Стоят группой, словно спорят о чём-то.
    Одна из фигур, проходя мимо нас и задев Ворона плечом, обернулась и словно бросила нам что-то раздраженное, вроде «Смотри, куда прёшь!».
    Но больше всего нас поразило то, что у существа не было рта. У другого – глаз, у третьего – носа. У каждого недоставало одной детали тела. Пальца, глаз, лица в целом.
    - Что за ерундень? – прошептал Ворон, крутя головой – Почему я не смог?.. Они не представляют угрозы, так что ли? Но я должен был…каждая живая душа…живая…так вот в чём здесь дело! Они уже мертвы. Но почему же…почему…
    - Почему они ведут себя так, словно живые, словно обычные жители обычного города? – я почесала в затылке.
    - Не знаю, - ответил Ворон – Я вообще не понимаю, что тут происходит. И как такое возможно. Нет, конечно, возможно всё, но это уже чересчур.
    - А, может, это с нами что-то не так? – обеспокоено спросила я. 
    - Да нет, вроде бы, всё как обычно.
    По мере нашего продвижения по городу странных серых «горожан» становилось всё больше. Некоторые, сидели в домах, выглядывали из окон. Другие ходили или даже бегали по улицам, глазели в бывшие витрины магазинов.
    «Словно город-призрак. Проклятый город» - подумалось мне.
    Несколько фигур сидели на скамьяхи «читали» рассыпающиеся у них в руках газеты. С дьявольским скрежетом проехал по дороге ржавый велосипед.
    Группка маленьких фигурок бегала по двору, словно играла во что-то.
    «Дети» - догадалась я. 
    Едва эта мысль пришла в мою голову, один из «детей» отделился от компании и подбежал ко мне. Я не останавливаясь, прибавила шаг. Но «ребёнок» цепко ухватил меня за руку. Пальцы его были длинными и холодными. И серыми. Кроме того, у «ребёнка» присутствовали и рот, и нос, и лицо, и глаза, всё было наместе. Глаза…не знаю, что так испугало меня, но в этот момент мне захотелось оказаться как можно дальше от этого «ребёнка».
    К своему великому стыду, я завопила. Если смотреть со стороны, казалось, без причины. Но я ощутила противный, липкий, парализующий и панический страх в тот момент, когда холодные пальцы сомкнулись на моём запястье.
    - Даша, ты что? – забеспокоился Ворон.
    «Ребёнок» испуганно отпрыгнул, и в тот же миг его как ветром сдуло.
    - Ты чего? – Ворон встряхнул меня за плечи.
    «Горожане» на пару секунд застыли, повернув головы в мою сторону, а потом вновь куда-то заспешили.
    - Они не опасны, - спокойным голосом произнёс Ворон – Они нас не тронут. Что тебя так напугало?
    - Ребёнок, - ответила я. 
    - И что?
    - Я не знаю! Он ухватил меня за руку, а мне стало очень страшно.
    - Почему?
    - Да не знаю я!
    - Ладно, ладно, всё нормально. Пойдём.
  • Снова дорога, снова в никуда. Без определённой цели. Тучи нависли низко, казалось, их можно было потрогать рукой.
    - Даш, - вдруг «ожил» Ворон.
    - Что? – спросила я, повернув голову в его сторону.
    - Нет, Даш, я так больше не могу!– воскликнул он. 
    - Я не понимаю.
    - Я так больше не могу. Надо…надо сделать привал!
    - Мы же только что вышли.
    - Во-первых, вышли мы часа два назад. Во-вторых, я…ох, подвернул ногу.
    - А, по-моему, ты врёшь. Ведь врёшь же! Я вижу!
    - Тихо! – рявкнул Ворон.
    Я моментально замолкла. Это позволило мне услышать характерный шорох в кустах. Рука сама собой потянулась к автомату, щёлкнул предохранитель. За ним – второй. Именно в этот момент из зарослей вышло такое кошмарное существо, которое не могло появится в фантазиях самых матёрых «мастеров ужаса».
    Существо оказалось небольшим, размером едва ли с собаку. Но на собаку это даже отдалённо похоже не было.Существо передвигалось четырёх длинных лапах. Шерсть неопределённого грязного цвета свалялась и висела неаккуратными космами. Глаза «собаки» были невероятно выпуклыми и абсолютно чёрными, словно один сплошной зрачок. Непропорционально огромные когти, клыки и морда. Длинные уши и хвост.
    - Что это? – отстучал зубами Ворон.
    Существо зарычало и оскалило зубы.
    - Спокойно, спокойно, - не переставая, шептала я – Назад, назад отходим.
    Как только мы сделали пару шагов в обратном направлении, страшная собака резко бросилась вперёд.
    - Твою налево! – выругался Ворон,отпрыгивая в сторону – Стреляй!
    Раздалась сдвоенная очередь, но ниодна пуля не попала в цель. Существо оказалось невероятно проворным и хитрым.
    - Даша! Берегись! – заорал Ворон.
    Поздно. Когти распороли штанину и оставили глубокие царапины на ноге.
    - Сука! – боль пока не пришла.Этой секунды хватило, чтобы прострелить зверю уязвимое брюхо. Страшное создание отлетело куда-то в заросли. Ворон с трёх шагов выстрелил ему в голову.
    - Ааа, - я рухнула на землю.
    - Куда? – встревожено спросил Ворон, но, не дожидаясь ответа, стянул с меня одну штанину – Охренеть! Так, ничего страшного, сейчас мы её… Сожми зубы, - он прикрыл мне рот ладонью и плеснулна рану какую-то жидкость – Только челюсть не сломай!
    Мне ничего не оставалось, какзамычать, потому что рот был плотно закрыт.
    - Потерпи, сейчас отпустит, терпи,- говорил Ворон, перематывая мою ногу выше колена бинтом.
    - Терплю я, терплю, - прокряхтела я. 
    - Молодец. Знаю, больно, зато стерильно, никакая зараза не пройдёт. И заживёт быстро.
    Через некоторое время я смогла влезть в штанину и встать.
    - Не болит? – заботливо осведомился Ворон.
    - Нет, совсем нет, - улыбнулась я. 
    - Вот и хорошо. Так, пошли отсюда быстрее.

    ***
    Смеркалось. Стрекотали в траве сверчки. Моя нога уже почти зажила. Удивительно, но это странное растение,которое мы ранее заметили, собрали «орехи» и сварили их, помогло. Не знаю,благодаря каким химическим элементам это возможно, но факт остаётся фактом.
    Дорога вдруг превратилась в хаос бетонных глыб, идти по ней стало невозможно, поэтому сейчас мы ступали по усыпанной хвоей лесной земле. Меня же беспокоил только один вопрос: почему, собственно, мы идём вглубь леса, а не по опушке?
    - Там не пройти, - ответил Ворон.
    - Ты пришел отсюда? – спросила я. 
    - Нет, с востока, - качнул он головой.
    - А почему же ты тут ориентируешься так, будто уже не раз был здесь?
    - Да, приходилось бывать.
    - А что дальше по дороге?
    - Город.
    - Так почему мы не пошли напрямик? Почему свернули в лес? Разве было не проще…
    - Не проще. Я же сказал: так намне пройти. Только через лес.
    - Да откуда, чёрт возьми, ты это знаешь?! – вскипела я – Мы же в неизвестность идём! Откуда тебе знать, что тут ходить безопасно?!
    - Я не говорил, что здесь безопасно. Опасно, ещё как.
    - Так почему же мы не пошли там?!
    - Слушай, Даш, перестань кричать!
    - Перестань?! Да ты…ты вообще ничего…не знаешь об этом мире!
    - Я?! Я не знаю?
    - Ты!
    - Да уж, поверь, знаю больше тебя!
    - Если ты такой умный, почему ж дуру с собой взял?!
    - Я не говорил, что ты дура! И вообще, нашли мы с тобой место ругаться. Надо идти дальше.
    - Я никуда больше с тобой не пойду! Сейчас развернусь, вернусь на дорогу и по ней! А ты шастай по этому лесу!
    - Иди-иди, - злобно улыбнулся Ворон – Иди. По слухам там осели несколько бандитских группировок. Напорешься на них. Поймают на раз-два. А там уж или прирежут, или на грязную работуотправят, или ты вообще у них проституткой станешь. Давай, иди.
    Я отшатнулась от него, но молчала.
    - Что стоишь? – продолжал жутковато улыбаться Ворон.
    - Прости. Я просто на нервах. Я не специально. А что ещё можно подумать? Я просто…просто испугалась, наверное.После того существа…вдруг здесь ещё хуже есть? Мне не приходилось встречать таких. Так, по мелочи, было, а чтобы такие, нет, - я привалилась спиной кдереву и медленно сползла по нему вниз, сев на землю.
    - Даша! Даша, вставай, - Ворон протянул мне руку – Давай. Я всё понимаю, устала, нервы. Потерпи чуть-чуть. Найдём,где переночевать, отдохнёшь, успокоишься. Завтра мы никуда не пойдём, останемся там, ага?

    Начался дачный посёлок. Пейзаж предстал красивым и жутким одновременно. Красные лучи заходящего солнца озаряли маленькие (и не очень) дома. Кирпич словно светился. По пустынным улицам гулял ветер.
    - Ворон! А эти…группировки…онисуда не ходят, что ли? – спросила я с беспокойством.
    - Нет, они ближе к городу жмутся. А тут от города приличное расстояние, если верить карте, которая лежит у меня всумке. Тут они уже почти всё разграбили, наверное, - ответил он, ковыряя в дверном замке куском толстой проволоки, - О! А ларчик просто открывался. Удивительно, что они не смогли открыть. Вот идиоты. Давай, заходи, да дверь надо изнутри закрыть.
    Немного заржавевший замок поддался, хоть и с некоторым усилием. Прихожую озаряли красноватые лучи, проникающие сюда через окна. Лестница, ведущая на второй этаж, у которой отвалился кусок перил. Покрытые слоем пыли ковры, шкафы, полки, книги, одежда. Замолчавший телевизор,телефон, холодильник с какими-то сморщенными кусочками, лишь издали напоминающими еду. Зато сохранились макароны и галеты, пакетный чай.
    - Не ахти, но хоть что-то, - мудро рассудила я. 
    За водой пришлось идти к бурлящей реке. Хм, в такую спасть – унесёт, не вылезешь. Уже на обратном пути до меня дошло, что я забыла наполнить водой наши фляги. «А, ладно, завтра утром сделаю»- подумала я. 

    ***
    Ворон взял аккорд Am на найденной в одной из комнат и настроенной им акустической гитаре и начал тихо петь.
    - Am                    Dm6
    Слышу голос из прекрасного далёка,
    E7                        Am
    Голос утренний в серебрянойросе.
    F                 G         C
    Слышу голос, и манящая дорога
    Dm                     H           E
    Кружит голову, как в детствекарусель.
    Am             Dm
    Прекрасное далёко
    E               Am
    Не будь ко мне жестоко,
    F                   C
    Не будь ко мне жестоко,
    G           C       E
    Жестоко не будь.
    Am             Dm
    От чистого истока,
    E                 Am
    В прекрасное далёко,
    F                 Am
    В прекрасное далёко,
    E                Am
    Я начинаю путь.

    А я сидела на старом, но прочноми на совесть сделанном диване. Видимо, он был настолько тяжёл, что даженаверняка посещавшие дом люди не смогли его унести.
    Ворон продолжал петь, глядя нагриф инструмента, перебирая струны на разных ладах.
    Прекрасное далёко на гитаре
    - Слышу голос из прекрасного далёка,
    Он зовет меня в чудесные края.
    Слышу голос, голос спрашивает строго:
    А сегодня что для завтра сделал я?

    Прекрасное далёко
    Не будь ко мне жестоко,

    Вдруг вспомнился утренник в младших классах, где я и Эля, которую все за глаза (вернее, за волосы) дразнили Рыжей, пели эту песню. Вспомнился класс, вспомнился актовый зал. Казавшиеся нам тогда великанами, старшеклассники. Всплыли в голове образы улыбающихся учителей и родителей. Появился в голове дневник, первая «двойка» и «пятёрка». Первый выговор у директора.

    - Не будь ко мне жестоко,
    Жестоко не будь.
    От чистого истока,
    В прекрасное далёко,
    В прекрасное далёко,
    Я начинаю путь.

    Я клянусь, что стану чище и добрее,
    И в беде не брошу друга никогда.

    Всплыл в памяти выпускной, девятый класс. А потом и десятый. Грозящие нам ЕГЭ учителя и директор.

    - Слышу голос, и спешу на зов скорее,
    По дороге, на которой нет следа.
    Прекрасное далёко
    Не будь ко мне жестоко,
    Не будь ко мне жестоко,
    Жестоко не будь.

    А потом…потом ничего не стало. Потом была только война и дикое желание жить. Даже не жить, а просто выжить. Выжить в этом ужасном, извращённом, мрачном, разрушенном, разорённом мире.

    - От чистого истока,
    В прекрасное далёко,
    В прекрасное далёко,
    Я начинаю путь.

    Прозвучал завершающий аккорд. Ворон прислонил гитару к стенеи хрустнул пальцами.
    - Молодец, хорошо играешь, - похвалила я, ведь мне действительно понравилось.
    - Спасибо, - улыбнулся Ворон, повернув голову в мою сторону– Ой, Даша, ты чего?
    - А что такое? – недоумённо спросила я, оглядывая себя.
    - Ты чего плачешь? – Ворон подошел поближе и сел на диван.
    - Я? Ой, и правда. Это случайно получилось. Сейчас… - я принялась вытирать слёзы с лица.
    Тут произошло то, чего совсем невозможно было ожидать. Ворон просто обнял меня, прижав к себе. В первую секунду я захотела его оттолкнуть, а потом поняла, что как раз этого мне делать совсем не хочется.
    - Почему? Почему всё так? Почему всё это со мной? С нами? С нашим миром? Почему из-за них, из-за политики, из-за денег должны были гибнуть люди и вся планета? Почему они загнали нас в этот ад? За что? За что? За чтооо?
    Ворон не пытался говорить мне какие-то слова, потому что понимал – они будут лишними. Ими нельзя будет ничего сказать.
    Почему-то именно в эти минуты я осознала, что этот человек, пусть немного странный и непонятный, стал для меня чуть ли не родным братом.
    «Это самый дорогой для меня человек» - одновременно подумали мы. 
    Моих слёз и причитаний хватило ненадолго, максимум, напять-десять минут.
    - Ложись-ка ты спать, - сказал Ворон, размыкая руки – Тебе надо отдохнуть. Завтра мы не пойдём дальше. Останемся здесь. Давай, ложись. А я в другую комнату, а то здесь диван один.
    - Ворон! – окликнула я, лёжа на диване.
    - Что? – он обернулся.
    - Слушай…не уходи, - тихо попросила я. 
    - Боишься что ли? – улыбнулся он в ответ.
    - Нет, просто…
    - Ладно, - он примостился рядом.
    Было немного тесно, но это ничего, терпимо. Зато на душе было спокойно. Ворон мерно сопел, щекоча дыханием моё ухо.
    Однако спать долго не пришлось. Примерно, в час ночи, если мне не изменяют мои временные ощущения, Ворон принялся пихать меня в бок.
    - Даша! Вставай! Быстро! – зашипел он. 
    - В чём дело? – спросила я. 
    - Тревога! – ответил парень, хватая автомат и швыряя мнемой.
    - Да что такое, объяснишь, нет?
    - Смотри! – Ворон за руку подвёл меня к окну.
  • «THE COLOR OF COLD. ANOTHER RAVEN».
    Part 2.

    Ржавые остовы машин. Их водители и пассажиры пытались спастись. Но успели не все. Они пытались убежать, но неуспели.
    Как же так? Из-за разногласий нескольких людей страдали другие. Почему так? Солдат использовали как пушечное мясо. Одним больше, одним меньше – какая разница для них? Их принципы, их амбиции, их войска, рубящие друг друга в капусту. Зачем? Ради власти? Ради денег? Деньги, деньги, в этом мире всё сводиться к деньгам, к билетам Дьявола.
    - Даш! – обратился ко мне Ворон –Туда нельзя. Надо на запад повернуть.
    - Почему? – спросила я. 
    - Там всё заражено, - ответил Ворон – Поворачивать надо.
    - Ну ладно, поворачивать так, поворачивать.
    Теперь мы шли по не асфальтированной дороге. Идти стало труднее. В довершение всего, пошел дождь. Ине тот, что был, когда мы находились в селе утром, а самый настоящий ливень.Как назло спрятаться было совершенно некуда, лес давно закончился, строений поблизости не было, деревьев – тоже. Было лишь сплошное ровное пространство,видимо, какие-то поля.
    Пыль превратилась в вязкую грязь,с капюшона стекала вода, одежда промокла насквозь.
    - О, господи, - простонала я – Когда же это закончится? Я больше не могу.
    Однако моего «не могу» хватило ещёчаса на полтора. Дождь закончился, а дорога под ногами выровнялась.
    - Всё, привал! – заявила я, скидывая рюкзак в траву. Из кустов тут же выскочил и куда-то умчался заяц.
    - Ладно, - согласился Ворон –Давно пора.
    - Ворон, глянь что тут, - мойпалец указывал на куст с растущими на нём…назвать это орехами, не поворачивалсяязык. Это было нечто, именно нечто песочного цвета, закрученное в спираль – Что ЭТО?
    - Это? – спросил Ворон, срывая одну спиральку – Это то ли ягоды, то ли орехи. Нечто среднее. Их, кстати, можноесть.
    - А точно можно? – с сомнениемосведомилась я. 
    - Да-да, - заверил меня Ворон,надкусив плод.
    - Фу, гадость какая! – плоды оказались ужасно кислыми – Тьфу! Тьфу! Так и отравиться недолго! Радиация какая-то.
    - Да, ты права. Это растение действительно подверглось некой мутации, но оно совершенно безопасно. Даже более того. Если эти…орехи или что это? Ну не важно. Если их сварить, то от этого варева раны на тебе будут заживать как на собаке.
    - Правда?
    - Угу.

    И снова целый день в пути. Не знаю, сколько километров мы уже прошли, но всё было на удивление спокойно, не считая того инцидента с бандитами, или кем там они были. Всё-таки Ворон был немного странным человеком. С чего он взял, что это были бандиты? Увидел? Но как? У человека не может быть такой остроты зрение. Или он понял это вовсе незрением? Услышал? Не может быть. Но как? Как? Скорее всего, Ворон немного псих. Хотя очень милый псих, безобидный.
    На нашем пути выросла очередная заброшенная деревенька. Покосившиеся дома и заборы. Заросшие улочки. Всё какобычно. Унылый, но уже привычный пейзаж. Ворон вдруг резко остановился.
    - Ты видишь то, что я вижу? –спросил он. 
    - Что такое? Ё-моё!
    В одном из окон ближайшего дома горел свет, а во дворе хлопотала маленькая старушка.
    - Бабушка! – крикнула я. 
    Старушка выпрямилась и взглянулана нас. На её лице читалось явное недоумение и испуг.
    - Бабушка! – снова произнесла я. 
    Бабулька помахала рукой, подзывая к себе. Мы медленно подошли.
    - Ой! Да как же это? Кто же это?Это как же вы тут? – зачастила старушка – Путешественники что ль? Да неужто? Как имя-то ваше?
    - Даша, - улыбнулась я, оглядывая двор.
    - Ворон.
    - Имя странное у тебя, - серьёзно произнесла бабушка – Меня Лидой зовут. Давайте-ка в дом, в дом проходите. Ой,сколько я людей здесь не видала! Пришла давно, вот и живу тут.
    Дом у бабы Лиды был маленький, но невероятно аккуратный и уютный. Оружие проносить в него не хотелось, поэтому автоматы остались в прихожей. Баба Лида забегала по комнате, ставя на деревянный стол какие-то кастрюльки, банки и деревянные горшки.
    - Давайте я вам помогу! – хором произнесли я и Ворон, переглянулись и засмеялись.
    - Давайте, давайте, - ответилабаба Лида – Дашенька, достань ложки из ящика. Нет, не из этого, вон из того. Да, из второго.
    Когда мы втроём уселись за стол, баба Лида принялась расспрашивать нас: откуда, почему, зачем, куда. Мы отвечалии спрашивали сами.
    Старушка отнеслась к нам, как кродным внукам. Шутила и смеялась, рассказывала истории.
    - Ох, да ведь поздно уже! – спохватилась баба Лида, спустя два часа – А вы-то в пути весь день! Давайте-ка,идите спать. Вон там комната, там и отдохнёте.
    В шесть рук мы быстро всё прибралии, пожелав друг другу спокойной ночи, разошлись по комнатам.

    Иногда приятно проснуться посрединочи. Посмотреть в белеющий потолок, подумать, поразмышлять. А ещё лучше выйтина крыльцо. Подумав об этом, я тихо спустила ноги с кровати и, не обуваясь,босиком, вышла из комнаты. В коридоре было темно, поэтому пришлось выставить вперёд обе руки, чтобы не наткнуться на что-нибудь. Или на кого-нибудь. Из-за двери слышались голоса. Ворон о чём-то разговаривал с бабой Лидой, стоя накрыльце.
    - Странный ты, - говорила баба Лида – Не говоришь.
    - Страшно. Не поймёт же, -вздохнул Ворон.
    Я прижала ухо к двери. Да, подслушивать, конечно, не хорошо, но любопытство взяло своё.
    - Почему ты так думаешь? – спросила баба Лида.
    - Я ж уже многих видал. Они боятся. Теперь и я боюсь говорить правду. Но вдруг когда-нибудь она узнает, а она узнает рано или поздно…поймёт…что я есть на самом деле.
    - Как узнает?
    - Вы же узнали как-то!
    «О чём они говорят?» - подумала я,вернувшись в комнату – ««Что я есть на самом деле». А что он есть на самомделе? Нет, он определённо странный».
    Через некоторое время скрипнула половица. Открылась и снова закрылась дверь в комнату. Ворон сел рядом накровать. Я притворилась, что крепко сплю.

    - Дашка! Вставай! – весёлым петушком пропел Ворон.
    - Не хочу, - пробурчала я,укрывшись с головой одеялом.
    - Давай, давай, вставай! Поднимай свою тушку.
    - Чего поднимать?!
    - Всё, - Ворон решительно сдёрнулс меня одеяло – Вставай!
    Я слезла с кровати, обулась и спросила с некоторым сарказмом:
    - Выспался?
    - Иди в баню!
    - Что?
    - Иди в баню, - засмеялся Ворон,глядя на моё недоумённое лицо – Да я в прямом смысле говорю. Она там, за домом.Баба Лида попросила тебя разбудить и туда отправить.
    - А! – я вышла из комнаты, сказала«Доброе утро!» стоящей посреди двора бабе Лиде, и ушла за дом.
    Низкое кирпичное строение.Когда-то, должно быть, здесь было электричество. Вон и лампы в абажурах, и розетки. Дверь была деревянной и тяжелой, с массивной задвижкой.
    «Откуда она воду носит? А, да, тут же река под боком».
    На крючках, прибитых к стене,нашлись старые мочалки и полотенца. На полках стояли баночки, бутылочки и скляночки с разного вида жидкостями.
    В дверь постучали.
    - Блин! Ворон, если это ты, то подожди! Дай хоть в штаны влезть.
    - Это Лида! – послышался голосиз-за двери.
    - А, это вы! – я открыла дверь – Баба Лида, а чем тут?..
    - Волосы вот этим помоешь, -старушка указала на бутылочку и красной крышкой, - А вместо мыла вот этовозьмёшь, - она ткнула пальцем в банку из зелёного стекла.
    - Угу.
    - Не перепутай, а то облысеешь!
    - Ээээ…хорошо, не перепутаю.
    Баба Лида засмеялась:
    - Я пошутила.
    Всё ещё посмеиваясь, она удалилась.
    Быстро вымывшись, я оделась и вытерла короткие волосы полотенцем. М-да, стрижечка моя оставляет желать лучшего, но чего ещё ожидать от человека, который стрижет себя сам, не имея под рукой даже зеркала. Хотя не в этом мире думать о красоте.

    В этот день мы должны были уйти дальше на запад. Баба Лида отказалась идти с нами, да и я, и Ворон понимали,что не стоит подвергать старушку такой опасности. Лучше уж пусть живёт здесь, в деревне, здесь ей хорошо и спокойно. Бандиты не забредают, дом добротный, местность не заражена.
    Баба Лида подсунула нам в рюкзаки какую-то еду и другие вещи, давала советы, а мы внимательно слушали.
    Мой спутник весь день был как-то необычайно скован в движениях. Возможно, причина этого скрывалась в том ночном разговоре. Но что это за правда? Это мне лишь предстояло узнать.
    - До свидания, баба Лида! Спасибо вам! Огромное вам спасибо! – сказала я, обнимая бабушку.
    - Ежели этой дорогой пойдёте назад, милости прошу в гости! – сказала она.
    - Хорошо.
    - Много узнать тебе, - вдруг произнесла баба Лида.
    - Что? – не поняла я – Что узнать?
    - Друг-то твой не так прост, как кажется.
    - Но странный он, - задумчиво проговорила я. 
    - В каждом из нас странности свои,- ответила бабушка.
    Я нацепила сумку на плечи. И сновав путь.
  • Заблудился вояка в зоне. Ну и кричит:
    - Люди! Где вы!? Помогите!
    Выходит из-за дерева сталкер и говорит:
    - А-а, как здесь — так «люди», а как на блокпостах — так «гниды ушастые»…

    Подходит сталкер к местному торговцу:
    - Бесплатно гранату надо?
    - Надо!
    - Держи… А за чеку сто долларов!

    Военный сталкера допрашивает:
    - Признёшь ли ты, что в пьяном виде пытался выйти с территории Зоны Отчуждения ЧАЭС прямо через блокпост?
    - Признаю! В трезвом виде мне бы это и в голову не пришло.


    Взбирается как-то мутант на холм и видит такую картину: стоит сталкер и всматривается куда-то в даль. Ну, мутант к нему подходит и спрашивает:
    - Чего ты там высматриваешь?
    - Смотрю, где жить хорошо.
    - Ха, хорошо там, где нас нет!
    - Ну вот я и смотрю где ж вас нет?!

    Заблудился сталкер, идет, кричит:
    - ЛЮЮЮДИИИИ!!!! ААУУУ!!! ГДЕ ВЫЫЫЫ??!! ЭЙ, КТО — НИБУУУУУДЬ!!!! ААУУУУУ!!! …
    Вдруг сзади его стучат по плечу. Оно оборачивается, а там здоровая такая тварюга, недовольная.
    Тварюга: " Ты чего орешь?!»
    Сталкер: " Да вот… того… заблудился я… думаю, может, услышит кто…»
    Тварюга: " Ну, я услышал, легче стало?»

    Сталкер подходит к базе «Свободы».
    Постовой ему:
    -Имя?
    -Чьё?
    -Фамилия?
    -Чья?
    -Чья Чьё — китаец что-ли?

    Энергия ядерного взрыва равна примерно 22030000000 ккал, что примерно соответствует 4,3 тысяч тонн копченой колбасы.

    - Пятый, я седьмой, тут на Кордоне какой-то чудила к автобазе с пистолетом бежит.
    - Седьмой, это новичок первый квест выполняет, не трогай его пока.
    - Пятый, вас понял.

    Приехал большой чиновник в Зону Отчуждения ЧАЭС. Некоторые вещи ему понравились, некоторые удивили, некоторые возмутили, а некоторые вещи у него украли.

    Учит контролёр слепого пса всяким штукам: на задних лапах ходить, команды выполнять. А рядом зомби стоит и прикалывается:
    - Ничего у тебя не выйдет. Фигнёй страдаешь.
    А контролёр ему отвечает:
    - Сталкер, заткнись, а? Ты мне тапочки приносить тоже не сразу научился.

    Встречаются как-то в подземельях агропрома кровосос и контролер.
    Кровосос: Ох, ну ты меня и напугал, чудовище!
    Контролер: А ты на себя посмотри! Тоже мне прЫнц прекрасный!

    «В дупель» пьяный сталкер в три часа ночи возвращается домой. Заполз на корачках в квартиру, а жена его тут же со сковородкой поджидает. Сталкер достал из кармана болт, швырнул в сторону спальни, подождал, пополз в спальню. А тут жена ему по бошке сковородой шарах! А сталкер — раз! - и отрубился. Как в себя пришел, сразу же достал карту и стал место новой аномалии отмечать, приговаривая: «Вот это фортоуло так фортонуло!».

    Двое наёмников поймали сталкера, скрутили и повели к колодцу. Опустили его головой вниз, в воду. Подержали так, потом достали и спрашивают:
    - Деньги, артефакты есть?!
    Сталкер:
    - Нет.
    Они его опять в колодец головой вниз, снова достали и снова спрашивают:
    - Деньги, артефакты есть?!
    Сталкер опять:
    - Нет.
    Снова головой в воду, снова достали, спрашивают:
    - Деньги, артефакты есть?!
    Сталкер не выдержал и говорит:
    - Блин! Да вы или опускайте ниже, или держите дольше! Дно мутное. Ни фига ж не видно!

    (мудрость)
    Не лезь вперёд гайки в пекло.

    Сталкеры шли через лес осторожно,
    Так как попасть в аномалию можно.
    Чуть оступился, и вот тебе «на»!
    Будь осторожней иначе — хана…

    Идёт молодой сталкер по Зоне. Вдруг — бац! - рощица. И не маленькая, а на карте её нет. «Зелёный» туда-сюда, как быть? Как лучше обходить неизвестно. Видит, мужик какой-то неподалёку маячит. И ни на «долговца», ни на наёмника не похож. Обрадовался молодой сталкер, и к нему. Так, мол, и так, а не подскажите мне как лучше рощицу вот это обойти? Тот и говорит: «Мне тоже в ту сторону, пошли вместе». Идут себе, идут. Спокойно идут, хорошо. Молодому скучно стало, он и давай подлизыватся: «Вот как хорошо быть матёрым сталкером! Не шугаться от каждого шороха, оружия много не таскать!». У мужика того и впрямь ствола, видно, не было. Мужик смеётся: «Да кого тут вообще бояться?». — Как кого? - удивился молодой — Ну это…монстров! Контролеры одни чего стоят! Мужик помолчал и говорит обиженно: - Эх, ты. Если б сказал зомби или кровосос… Но нас-то, контролеров, за что монстрами обзывать?!

    Старый и молодой «долговцы» идут по Зоне. Вдруг старый останавливается и говрит молодому:
    - Тихонько иди вон к тому дереву!
    «Головастик» на цыпочках пополз, аж вспотел. Дошел и руками показывает, мол, дальше-то что делать?
    А бывалый как завопит радостно:
    - Во! Я же говрил! Брешут! Брешут, что тут аномалия!

    Посадил дед псевдорепку. Выросла репка большая. Взял старик гранатомёт и пошел её добывать. И всё бы у него наверняка получилось, если бы псевдожучки и псевдомышки не набежали.

    Заходит сталкер в Бар «100 рентген„и говорит бармену:
    - Бармен, дай чего-нибудь поесть!
    А бармен:
    - Сегодня есть: псевдоплоть в томатном соусе, жареные лепки снорков в томатном соусе, щупальца кровососа в томатном соусе…
    Сталкера аж перекосило:
    - Ты, - говорит — Чего это вздумал? Людей травить?
    - Кто травит, я?! - кричит бармен.
    - А кто, я?! С грибным соусом давай! Какой, на фиг, томатный?!

    Встречаются два сталкера.
    - Помнишь Васю, который всё мечтал лётчиком стать?
    - Ну помню, и что?
    - Так он вчера в «трамплин“ попал.
    - Ну попал и что?
    - Да ничего. Сбылась у человека мечта. Полетел.

    Опытный сталкер учит новичка. Как что в Зоне делать, как себя вести. А молодой вдруг спрашивает:
    - А вот если на нас монстры со всех сторон полезут? Все, какие есть. А у нас один патрон на двоих, у вас в стволе. Что сделаете? Меня застрелите, а сами будите как — нибудь выкручиваться или сами застрелитесь, а меня оставите мутантам?
    Опытный говорит:
    - Фигня вопрос! Тебя, конечно. Потому что накаркал.
  • За мной шел пес. Его лапы по колена уходили в мокрый холодный снег,затрудняя шаг, однако пес не отставал. Короткая серо-коричневая шерстьедва ли спасала от холода, пронизывающий ветер трепал егомногострадальные уши, свисающие подобно спущенным парусам. Когда, вкаких ожесточенных схватках их терзали челюсти собратьев? Слегкаприхрамывая, пес упорно брел следом.

          Он устал. Устал получать палкой по спине и сапогом под ребра,устал таскаться за уши с другими псами в борьбе за тухлые продукты иоблезлых сук, устал мерзнуть в конуре, вырытой им под гаражом. Емухотелось тепла, хотелось, чтобы кто-то почесал за ухом и накормилколбасой. Просто так. Без риска быть покалеченным. Пес знал жизнь, зналлюдей и знал собак. И ему было все равно. Он просто шел следом вбезнадежной мечте, что его возьмут в дом. Ему было нечего терять, песчувствовал, что ему не дожить до весны.

          Где-то очень далеко в глубинах собачей памяти трепетным огонькомсвечи посреди бескрайнего океана тьмы мерцали первые образы: большаядобрая мать, пятеро братьев и сестер, мягкий коврик в коридоре и молоков мисочке. А еще был мальчик. Его пес встретил позже, когда осталсяодин в холодном апрельском дворе. Без мамки и без молока. Мальчик нашелего голодного, замерзающего около своего подъезда и стал подкармливать.Давным-давно, когда мир казался большим и интересным, мальчик и щенокстали друзьями. Утром, всегда в одно и то же время, мальчик выходил издому, а щенок встречал его у подъезда. Мальчик выносил своему другукусочек колбасы, голову селедки или, на худой конец, просто ломтикхлеба. Щенок с удовольствием принимал угощение и провожал мальчика вшколу. А когда мальчик возвращался с уроков, они часто гоняли друг задругом по двору. Однажды, когда распустились деревья и стало совсемтепло, мальчик перестал ходить в школу и вскоре куда-то исчез. Щенок незнал, что наступили каникулы, и мальчик уехал на лето в деревню кродственникам. Щенок не знал, что мальчик очень хотел взять его ссобой, но ему не разрешили. Он не знал, он просто ждал, когда мальчикснова выйдет из подъезда и угостит его вкусненьким. Время шло, мальчикне появлялся. Другие собаки прогнали повзрослевшего щенка со двора, ина этом собачье детство закончилось.

          С тех пор прошло много лет и зим, а пес все надеялся, чтокогда-нибудь снова встретит мальчика. Тот угостит его бутербродом сколбасой, и после они будут бегать друг за другом по двору, мальчикбудет весело смеяться, а пес будет отвечать ему звонким лаем, и никтона свете не разрушит их дружбу. Собачье сердце пронесло память омальчике сквозь все испытания, которые назначала ему судьба. Жизньпролетала в оголтелой грызне с собратьями за кости и потроха с местногорынка, за конуру у теплотрассы в жестокие морозы, просто за место подогромным равнодушным небом. И вот теперь такой жизни пришел конец.

         Пес хромал следом, опустив голову и слегка покачиваясь из стороныв сторону. Ветер швырял ему в морду поземку, заставляя щурить глаза.Пес шел туда, где был мягкий коврик в коридоре, где дважды в день сытнокормили, где жил мальчик.

         За мной шел пес…

    Октябрь-ноябрь 2007г.
  • Огромное темно-красное солнце пылало на фиолетовом небе. На горизонте
    за бурой равниной, усеянной бурыми кустами, виднелись красные джунгли.
         Макгэрри направился к ним крупным шагом. Поиски в красных джунглях
    были делом трудным и опасным, но совершенно необходимым. Макгэрри уже
    обшарил сотню таких зарослей; на этот раз ему предстояло осмотреть еще
    одни.
         - Идем, Дороти, - произнес он. - Ты готова?
         Маленькое существо с пятью конечностями на плече у Макгэрри ничего не
    ответило — впрочем, как и всегда. Дороти не умела говорить, но к ней можно
    было обращаться. Какая-никакая, а все же компания. Дороти была такая
    легкая, что вызывала у Макгэрри странное ощущение: как будто на плече у
    него все время лежит чья-то рука.
         Дороти была с ним вот уже…. сколько лет? Не меньше четырех. Он
    здесь уже лет пять, а Дороти с ним, наверное, года четыре. Он причислил
    Дороти к слабому полу только по тому, с какой мягкостью она покоилась у
    него на плече, - словно женская рука.
         - Дороти, - продолжал он, - мы должны быть готовы ко всему. В
    зарослях могут оказаться львы или тигры.
         Он отстегнул висевшую у пояса кобуру и крепко стиснул солнечный
    пистолет. В сотый раз он возблагодарил свою счастливую звезду за то, что
    при аварии ему удалось спасти бесценное оружие, практически вечное.
    Достаточно было подержать пистолет часок-другой под солнцем - под любым
    ярким солнцем, чтобы он начал поглощать энергию, которая выделится потом
    при нажатии курка. Без этого оружия Макгэрри наверняка не смог бы
    протянуть пять лет на планете Крюгер-3.
         Не успел он дойти до красных джунглей, как увидел льва. Разумеется,
    это животное ничем не напоминало земного льва. У него была красная шкура,
    не очень заметная на фоне бурых кустов, в которых он прятался, восемь
    мягких лап, гибких и мощных; чешуйчатая морда заканчивалась птичьим
    клювом.
         Макгэрри назвал это чудовище львом. Но с тем же успехом он мог бы
    назвать его и иначе, потому что у него еще не было имени. А если оно и
    было, то его «крестный отец» не вернулся на Землю рассказать о флоре и
    фауне Крюгера-3. Судя по официальной статистике, до Макгэрри здесь
    опустился только один корабль, но стартовать отсюда ему так и не пришлось.
    Именно его и разыскивал Макгэрри, искал все эти пять лет.
         Если ему удастся его найти, быть может, там окажется электронная
    аппаратура, которая разбилась у Макгэрри при посадке. И тогда он бы смог
    вернуться на Землю.
         Он остановился шагах в десяти от красных зарослей и прицелился в то
    место, где притаился зверь. Нажал курок, последовала ослепительно зеленая
    вспышка — один только миг, но какой прекрасный миг - и кусты, и
    восьмилапый лев исчезли бесследно.
         Макгэрри удовлетворенно хмыкнул.
         - Ты видела, Дороти? Она была зеленая, а только этого цвета нет на
    твоей кроваво-красной планете. Зеленый цвет — самый чудесный цвет во всей
    Вселенной. Я знаю зеленую планету, и мы с тобой скоро полетим туда.
    Конечно, полетим. Это моя родина, Дороти, она прекраснее всего на свете.
    Она тебе наверняка понравится.
         Он отвернулся, окинул взглядом бурую равнину, усеянную бурыми
    кустами, распростершуюся под фиолетовым небом, в котором пылало
    темно-красное солнце, всегда темно-красное солнце Крюгера. Оно никогда не
    уходило за горизонт, так как планета была обращена к нему только одной
    стороной, как Луна к Земле.
         Здесь не было ни дня, ни ночи, если ты не пересекал границу между
    дневной и ночной стороной планеты; а на ночной стороне было так холодно,
    что никакой жизни там быть не могло. Здесь не было и времен года.
    Температура постоянная, всегда одинаковая: нет ни ветров, ни гроз.
         Снова и снова, в который уже раз, ему пришла в голову мысль, что жить
    на Крюгере-3 было бы совсем неплохо, если бы только тут время от времени
    встречалась зелень, как на Земле, если б можно было увидеть хоть что-то
    зеленое, кроме вспышки солнечного пистолета. Тут легко дышится,
    температура колеблется от 5 градусов Цельсия у терминатора до 30 на
    экваторе, где лучи солнца падают вертикально. Пищи сколько угодно; он
    давно уже научился отличать съедобные виды животных и растений от
    несъедобных.
         Да, это была превосходная планета. В конце концов Макгэрри примирился
    с мыслью, что он здесь — единственное разумное существо. Ему в этом очень
    помогла Дороти: как-никак, есть кому излить душу, хотя Дороти не могла ему
    ответить.
         Вот только — боже мой, как бы ему хотелось снова увидеть зеленый мир!
    Земля… Единственная планета во Вселенной, где преобладает зеленый цвет,
    где хлорофилл — основа всего живого.
         На других планетах, даже на планетах Солнечной системы, по соседству
    с Землей, только изредка встречаются на скалах зеленоватые полоски мха,
    скорее даже зеленовато-бурые. Можно жить на этих планетах годами и ни разу
    не увидеть ничего зеленого.
         При мысли об этом Макгэрри вздохнул и начал думать вслух, обращаясь к
    Дороти:
         - Да, Дороти, Земля — единственная планета, на которой стоит жить!
    Зеленые поля, зеленые луга, зеленые леса… Знаешь, Дороти, если мне
    удастся вернуться на Землю, я больше никогда не покину ее.  Построю себе
    хижину в дремучем лесу. Но нужно будет выбрать полянку, где почти нет
    деревьев и где бы могла расти трава. Зеленая трава! И хижину я тоже
    покрашу в зеленый цвет.
         Он снова вздохнул и посмотрел на красные заросли прямо перед ним.
         - Что ты сказала, Дороти? - Дороти ничего не сказала, но Макгэрри
    часто делал вид, что слышит ее вопросы; эта игра помогала ему сохранить
    рассудок. — Женюсь ли я по возвращении на Землю? Ты спрашивала меня об
    этом, да?
         Он помедлил с ответом.
         - Кто знает? Может быть, да, а может, и нет. Помнишь, я говорил тебе
    о женщине, которую оставил на Земле? Мы должны были вскоре пожениться. Но
    пять лет — это очень долгий срок. Наверное, объявили, что я пропал, а
    может, и погиб. Вряд ли она будет ждать меня. Конечно, если она меня
    дождется, я на ней женюсь… А если не дождется, что тогда? Ты хочешь
    знать? Понятия не имею. Но зачем волноваться прежде времени? Конечно, если
    бы я нашел зеленую женщину, или хотя бы зеленоволосую, я бы влюбился в нее
    до потери рассудка. Но на моей планете почти все зеленое, кроме женщин.
         Он усмехнулся в ответ на собственную шутку и с пистолетом наготове
    вошел в заросли, в красные заросли, где не было ничего зеленого, лишь
    изредка озаряли все вокруг зеленые вспышки его пистолета.
         Может быть, помимо присутствия Дороти, он не помешался еще и из-за
    этих выстрелов. Несколько раз в день он видел зеленую вспышку… Чуть-чуть
    зеленого, просто чтобы напомнить ему, как выглядит этот цвет, просто,
    чтобы глаз не отвык его различать, если ему еще хоть когда-нибудь
    доведется увидеть зеленое…
         Он оказался на небольшом островке джунглей (правда, земные мерки вряд
    ли были применимы к Крюгеру-3). Таких островков здесь, вероятно, были
    миллионы, так как Крюгер-3 больше Юпитера. Чтобы обследовать его
    поверхность, не хватило бы целой жизни. Макгэрри это знал, но не давал
    волю таким мыслям. Если бы он позволил себе усомниться в том, что он
    найдет обломки единственного корабля, опускавшегося на эту планету, или
    если бы он изверился в том, что найдет там приборы, без которых не может
    привести в движение собственный космический корабль, ему пришлось бы
    плохо.
         Островок джунглей величиной с квадратную милю порос настолько густыми
    зарослями, что сквозь них трудно было продираться, и Макгэрри несколько
    раз останавливался вздремнуть и поесть. Он убил двух львов и одного тигра.
    Выйдя из чащи, Макгэрри пошел но опушке, делая ножом отметины на самых
    больших деревьях, чтобы второй раз не искать обломков в одном и том же
    месте. Стволы были мягкие, лезвие легко, без труда счищало красную кору,
    обнажая розовую древесину, словно срезало картофельную кожуру.
         Макгэрри снова вышел на однообразную бурую равнину.
         - На этот раз нет, Дороти, - произнес он. - Может быть, нам больше
    повезет в других зарослях. Ну хоть бы вон в тех, на горизонте.
         Фиолетовое небо, темно-красное солнце, бурая равнина, бурые кусты…
         - Зеленые холмы Земли, Дороти! Они тебе наверняка понравятся…
         Бурая, бескрайняя равнина…
         Неизменное фиолетовое небо…
         Но что это доносится оттуда, сверху? Какой-то звук?.. Не может быть,
    здесь никогда такого не бывало. Он поднял глаза к небу и увидел…
         Высоко-высоко в фиолетовом небе он увидел маленькую черную точку. Она
    двигалась! Космический корабль! Это мог быть только космический корабль.
    На Крюгере-3 не водятся птицы. Да у птиц и не бывает огненных хвостов…
         Он знал, что должен делать: он уже тысячи раз прикидывал, как
    сообщить о своем присутствии, если когда-нибудь появится корабль. Он
    выхватил пистолет и выстрелил в небо. Вспышка получилась, конечно,
    небольшая, но она была зеленая. Если пилот смотрел на планету, если он
    хоть раз взглянул на нее, прежде чем улететь, - он должен был заметить
    зеленую вспышку на планете, где нет ничего зеленого.
         Он снова нажал на спуск.
         И пилот увидел. Трижды выбросив струю пламени (это было общепринятым
    ответом на сигнал тревоги), он начал заходить на посадку.
         Макгэрри стоял весь дрожа. Он так долго ждал - и вот, наконец,
    свершилось. Он положил руку себе ни плечо и дотронулся до маленького
    существа с пятью конечностями, которое покоилось там, будто женская рука.
         - Дороти, - прошептал он, - это…
         Он больше не мог выговорить ни слова. Корабль садился. Макгэрри
    бросил взгляд на свою одежду, и внезапно при мысли о том, каким он
    предстанет перед своим спасителем, его охватило чувство стыда. Вся его
    одежда состояла из пояса, на котором висели кобура, нож, кое-какие
    инструменты. Он был грязен. Наверняка от него пахло. Под толстым слоем
    грязи тело казалось истощенным и даже старым. Конечно, он поголодал, но,
    попади он на Землю, хорошая земная пища изменила бы его до
    неузнаваемости…
         Земля! Зеленые холмы Земли!
         Макгэрри побежал, спотыкаясь от нетерпения, туда, куда опускался
    корабль; тот был уже очень низко, и Макгэрри смог разглядеть, что он
    одноместный. В конце концов, это неважно: будет нужда, так в нем
    поместятся и двое. По крайней мере Макгэрри попадет на ближайшую обитаемую
    планету, а там другой корабль отвезет его на Землю. На Землю! К зеленым
    холмам, зеленым полям, зеленым долинам…
         Он то молился, то чертыхался на бегу, и по щекам у него струились
    слезы.
         Потом он ждал, пока дверца не открылась и оттуда не появился стройный
    молодой человек в форме межзвездного инспектора.
         - Ты возьмешь меня с собой?
         - Конечно, - ответил молодой человек. — Ты здесь давно?
         - Пять лет.
         Макгэрри знал, что плачет, но ничего не мог поделать.
         - Вот это да! - воскликнул пилот. - Я лейтенант Арчер из службы
    инспекции, - представился он. - Конечно, я тебя возьму. Пусть только
    немного остынет двигатель, а потом я его снова запущу. Я отвезу тебя в
    Картадж, на Альдебаран-3, а оттуда ты полетишь куда захочешь. Не нужно ли
    тебе чего-нибудь? Поесть? Попить?
         Макгэрри молча покачал головой. У него подгибались колени. Есть,
    пить… да какое это имеет значение?!
         Зеленые холмы Земли! Он их еще увидит! Только это важно, и ничего
    больше… Он ждал их так долго, и вот наконец свершилось! Внезапно
    фиолетовое небо заплясало у него перед глазами и почернело. Макгэрри
    рухнул вниз.
         Очнувшись, он увидел, что лежит, а лейтенант подносит к его губам
    фляжку. Он сделал большой глоток, жидкость обожгла горло. Он сел и
    почувствовал себя лучше. Огляделся, удостоверился, что корабль никуда не
    улетел, и у него стало удивительно хорошо на душе.
         - Подождем, пока ты соберешься с силами, - сказал пилот. — Тронемся в
    путь через полчаса, а через шесть часов будем в Картадже. Хочешь со мной
    поговорить, пока ты тут приходишь в себя? Расскажи мне обо всем, что с
    тобой случилось.
         Они сели в тени бурых кустов, и Макгэрри рассказал Арчеру обо всем. О
    вынужденной посадке, о разбившемся корабле, который он не мог подготовить
    к запуску. О том, как он пять лет искал другой корабль — он же читал, что
    на этой планете разбился корабль, на котором могли уцелеть приборы,
    необходимые Макгэрри для взлета. О долгих поисках. И о Дороти,
    приютившейся на его плече: теперь у него было с кем разговаривать.
         Но когда рассказ Макгэрри уже подходил к концу, лейтенант Арчер
    изменился в лице. Он стал еще более серьезным и участливым.
         - Послушай, старина, - осторожно спросил он, - в каком году ты сюда
    прилетел?
         Макгэрри смекнул, куда тот клонит. Разве мог он точно измерить время
    на этой планете без времен года, где вечный день, вечное лето?..
         - В сорок втором, - ответил он. - Насколько же я ошибся, лейтенант?
    Сколько мне лет на самом деле? Я-то считал — тридцать.
         - Сейчас семьдесят второй год. Значит, ты провел здесь тридцать лет,
    и теперь тебе пятьдесят пять. Но ты не огорчайся, - поспешил он добавить.
    - Медицина у нас сделала большие успехи. Ты еще долго будешь жить.
         - Пятьдесят пять, - тихо повторил Макгэрри. — Тридцать лет…
         Лейтенант Арчер сочувственно взглянул на него:
         - Послушай, хочешь, я скажу тебе все сразу? Остальные плохие вести?
    Правда, я не психолог, но, мне кажется, лучше тебе узнать всю правду
    сразу, не выжидая. Ведь тебе будет легче, раз уж ты отсюда уезжаешь. Ну
    так как, будешь меня слушать, Макгэрри?
         Ничто не могло быть хуже той вести, которую ему сейчас сообщили.
    Конечно, он будет слушать, ведь скоро он вернется на Землю, на зеленую
    Землю. Он снова окинул взглядом фиолетовое небо, темно-красное солнце,
    бурую равнину и спокойно ответил:
         - Давай, лейтенант. Выкладывай.
         - Ты молодцом продержался здесь тридцать лет, Макгэрри. Поблагодари
    судьбу за то, что верил, будто корабль Марлея опустился на Крюгере-3. На
    самом деле он разбился о поверхность Крюгера-4. Тебе бы никогда не найти
    его здесь. Но, как ты правильно заметил, эти поиски помогли тебе сохранить
    здравый рассудок… почти здравый.
         Он помолчал с минуту и затем продолжал еще мягче:
         - На плече у тебя никого нет, Макгэрри. Дороти создана твоим
    воображением. Впрочем, это неважно: призрак помог тебе выстоять.
         Медленно, очень медленно Макгэрри протянул руку к левому плечу.
    Коснулся его. На нем никого не было.
         - Пойми старина, уже одно то, что ты не сошел с ума, - поистине чудо.
    Тридцать лет одиночества! Но если теперь, когда я тебе все рассказал, ты
    будешь по-прежнему верить в свою фантазию, психиатры в Картадже или на
    Марсе помогут тебе избавиться от нее в один момент.
         - Все кончено, - мрачно произнес Макгэрри. — Дороти больше нет. Я…
    теперь я даже не знаю, лейтенант, верил ли я когда-нибудь в существование
    Дороти. Я ее выдумал, чтобы мне было с кем разговаривать. Вот потому-то я
    и не сошел с ума. Мне казалось… мне казалось, будто у меня на плече -
    нежная рука. Я об этом говорил?
         - Да, говорил. Хочешь узнать остальное?
         - Остальное? - воззрился на него Макгэрри. — Мне пятьдесят пять лет.
    Тридцать из них я потратил на поиски корабля, найти который я и не мог,
    потому что он упал на другой планете. Все эти годы я был сам не свой. Но
    велика важность, раз я могу опять полететь на Землю!
         Лейтенант Арчер покачал головой:
         - Только не на Землю, старина. Если хочешь, на Марс, к прекрасным
    желтым холмам Марса. Или, если ты хорошо переносишь зной, на фиолетовую
    Венеру. Но не на Землю. Там сейчас никто не живет.
         - На Земле… Никто?..
         - Да… Космическая катастрофа. К счастью, мы сумели вовремя ее
    предугадать. Мы переселились на Марс: сейчас там четыре миллиарда землян.
         - Земли больше нет, - без всякого выражения произнес Макгэрри.
         - Да, старина. Но Марс - совсем неплохая планета. Привыкнешь…
    Конечно, тебе будет не хватать зелени…
         - Земли больше нет, - опять без всякого выражения повторил Макгэрри.
         - Я рад, что ты принял это спокойно, старина, - сказал Арчер. -
    Все-таки удар. Но, кажется, мы уже можем лететь. Пойду проверю приборы.
         Он встал и направился к маленькому кораблю.
         Макгэрри достал пистолет. Выстрел — и лейтенант Арчер исчез. Потом
    Макгэрри поднялся на ноги и пошел к ракете. Прицелился, выстрелил - и
    часть ракеты исчезла. После шести выстрелов с ракетой все было кончено.
    Атомы, из которых раньше состоял лейтенант Арчер, и атомы, которые еще
    недавно были ракетой, кружились в воздухе, остались здесь же, но были уже
    невидимы.
         Засунув пистолет в кобуру, Макгэрри двинулся в путь - к красному
    пятну зарослей там, на горизонте.
         Он дотронулся рукой до плеча: на нем снова сидела Дороти, как и все
    те четыре или пять лет, что он провел на Крюгере-3.
         Он опять почувствовал, будто у него на плече лежит мягкая женская
    рука.
         - Не печалься, Дороти, - произнес он. - Мы наверняка ее найдем. Может
    быть, она упала вон в тех зарослях. А когда мы ее найдем…
         Перед ним уже стеной стояли джунгли, красные джунгли. Оттуда выскочил
    тигр, кинулся на него. Розовато-лиловый, шестилапый, с огромной, как
    бочка, головой. Макгэрри прицелился, нажал на спуск. Увидел ослепительно
    зеленую вспышку. Один только миг, но какой прекрасный миг!.. Тигр исчез
    бесследно.
         Макгэрри удовлетворенно хмыкнул:
         - Ты видела, Дороти? Она была зеленая, а этого цвета нет ни на одной
    планете, кроме той, на которую мы полетим. Зеленый цвет — самый чудесный
    цвет во всей Вселенной! Я знаю зеленую планету, она прекраснее всего на
    свете. Это моя родина, Дороти. Она тебе наверняка понравится.
         - Конечно, Мак, - ответила Дороти.
         Низкий, гортанный голос маленького создания был ему очень знаком. Он
    не удивился, когда она ответила: она всегда ему отвечала. Он знал голос
    Дороти не хуже своего собственного. Макгэрри дотронулся рукой до
    маленького существа, сидевшего на голом плече. Словно его касалась мягкая
    женская рука.
         Он оглянулся, окинул взглядом бурую равнину, усеянную бурыми кустами,
    фиолетовое небо, на котором пылало темно-красное солнце. И засмеялся. Это
    был не смех сумасшедшего, а мягкий, снисходительный смешок. Так ли уж
    важно все это? Ведь скоро он найдет корабль, снимет с него приборы,
    необходимые ему для ремонта, и тогда вернется на Землю.
         К зеленым холмам, зеленым полям, зеленым долинам…
         Он снова погладил руку, лежавшую у него на плече, и огляделся. С
    пистолетом в руке он вошел в красные джунгли.
  • 30 мая 2010 | 09:29 NTL — Время 

    - Йо!
    - А!
    - Джер!
    - Стафор!
    - Че?
    - Ганс, Сэн!
    - Давай, мочи !
    - Check the sound, НТЛ, йо !

    Это время! Не по теме создает проблемы,
    В то же время, делая так, что не у дел, сколько время,
    Система будет на адреналин, уже не время, клясться,
    Пытаться направить себя! Это время! Не по теме создает проблемы,
    В то же время, делая так, что не у дел, сколько время,
    Система будет на адреналин,
    Уже не время, уже не время, уже не время!

    Время — пыль давно сгинувших эпох,
    Жестойкий Бог, палач и мать в одном лице,
    Назначающая срок от рождения до смерти,
    Определяет нам дорогу,
    Мы с ним с рождения все канаем в ногу,
    Забываем о нем понемногу, потом жалеем долго,
    Пытаемся вернуть его, но это все без толку.
    Тщетные усилия, люди ломают от бессилия,
    Мрачно встревают, нарушают код стиля времени.
    Типа, это вечный двигатель по жизни,
    Первый элемент, созданье мира, глаз всевышний.
    Видит, но не слышит, идет шагами стрелок на часах,
    Внушая страх, придает оттенок боли памяти,
    За бесцельно прожитые годы в четырех стенах,
    Без права просто на свободу, проходя, меняет Моду новой молодежи,
    Также молодость превращает в старость, тем кто старше, втемную,
    Кислород перекрывает, не дает всдохнуть, чуть его упустишь,
    Не поймаешь потом, только путь, обломаешься,
    Сто раз покаешься, в общем скупо, детей любит,
    Отдает себя им, тупо улыбается, смеется, но в любви его одно
    Заметно маленькое НО — непостоянство — вот оно.
    Фуфло, главное в его характере — гнать по — черному,
    Морочить голову, равнять меньшее к огромному,
    Перебивать любовь на ненависть, ожидание на скуку.
    И так далее, по списку, поднимая свою руку,
    Над книгой мертвых, листая, смотрит страницы,
    Где были вожди диктаторы, убийцы и просто лица неизвестные,
    Может быть, знакомые нам всем,
    Потом на трон садится, выпуская ветер перемен.
    Потом спускается на землю, пишет истории,
    Если повезет чернилами, а так обычно кровью..
    Скоротечное, как река, от него нам никуда не деться!
    Его шаги отбивает твое сердце, оно нам открывает дверцы в новые дни,
    Да время, время, время, каждый отрезок ложит на плечи новое
    Бремя, новое поколение, которому подвластны изменения,
    Время красит наши головы в цвета снежно-белые,
    Оно идет с нами вместе, по дворам бегали, еще пацанами малыми,
    Если бы стрелки встали, дали ход задний,
    Дали мне, что находит место в моих вопоминаниях,
    Вернулись в те места, которые отложились в памяти,
    Туда, где истинные чувства мы оставили, один лишь миг повторить.
    Но я знаю, что это мечтанья. Хотя втайне, хоть уже не маленький,
    Надеюсь, что стрелки мне дадут ход задний.

    Это время! Не по теме создает проблемы,
    В то же время, делая так, что не у дел, сколько время,
    Система будет на адреналин, уже не время, клясться,
    Пытаться направить себя! Это время! Не по теме создает проблемы,
    В то же время, делая так, что не у дел, сколько время,
    Система будет на адреналин,
    Уже не время, уже не время, уже не время!

    Стоп! Время стой, мне не угнаться за тобой,
    Как бесконечный бой, это борьба за выживание или бой с самим собой,
    Порой оно неспешно, порой быстротечно, но вечно как двенадцать по полудню.
    Нету тени над землей. Одним подъем, другим отбой.
    Сегодня ты в опале — а век спустя уже святой,
    Один в свой срок устал от критиков, гонений,
    Завтра скажут — это классика, он гений.
    Ветер несет пыль покалений, песок эпохи наметая
    И унося в страну забвений, ничто не в силах противостоять его движению.
    Кто знает, сколько достижений, традиций, принципов и убеждений,
    Были подвержены сраженьям? Прошедшее, будущее,
    Настоящее, в них было, есть и будет падшее, на первый взляд блестящее,
    С оттенками фальши, но стоящее того, чтоб двигаться дальше.
    Кидай же монету, уже давно не шестилетний мальчик,
    Искать попроще выход, как телка, плести феньки, ждать удара под дых,
    Отмывать поднятые в луже деньги, уходить, когда скажут, когда заставят оставаться.
    Писаться на простую лажу, подставу,
    Чтобы в клетке оказаться, мечтая в золоте купаться, может хватит, дрожать,
    Желая лишь в живых остаться, бросать вчера начятое дело, финансы романсы
    Чтоб не пели. Холод улиц убивает человеческое тело,
    Надо делать так, чтоб адреналин бежал по твоим твоим венам,
    Чтобы грела смелость, а не вакса или белый, по принципам спортсмена,
    Зимой тело, летом дело. Может хватит не по теме свое время тратить,
    Надоело платить за него тебе не дяденьке в халате,
    Че всю жизнь хотел торчать под кокс, на диско или ЛСД, на рэйв пати,
    Ты улыбаешься, а кто — то плачет, продажные бл..ди пачки баксов всегда рады.
    Башлять суммы ради секс-клоунады, награды не надо,
    Оказавшись по ту сторону ограды, может хватит метать
    В чей-либо адрес дешевые угрозы.
    Слезы в нашей жизни от биты, рифмы же рождают прозу,
    На массиве от депрессии, пацанов спасают канабиса паровозы,
    Грезы, дугие колятся, словно шипы у розы, меняются времена года,
    Но в душе всегда морозы…

    Это время! Не по теме создает проблемы,
    В то же время, делая так, что не у дел, сколько время,
    Система будет на адреналин, уже не время, клясться,
    Пытаться направить себя! Это время! Не по теме создает проблемы,
    В то же время, делая так, что не у дел, сколько время,
    Система будет на адреналин,
    Уже не время, уже не время, брат, уже не время!
  • Солнце протягивало свои золотистые лапки в комнату через грязное окно. Я открыла один глаз. Уже утро, в комнате светло. Даже по-своему уютно. Странно, что сюда ещё никто не добрался. Никто…вчера я допустила страшную ошибку. Хотя, кажется, она и не была такой уж страшной.

    За весь вчерашний день, проведённый в пути, я так устала, что, войдя в этот дом, не осмотрела его как следует, а только подпёрла дверь в комнату комодом.

    - Гений! Ты просто гений!

    Обувшись и подобрав автомат, я отодвинула комод и тихо выглянула из комнаты. В коридоре было пусто. В других помещениях – тоже. Мне подумалось, что в доме действительно никого нет, кроме меня, естественно.

    Судя по размерам дома, количеству комнат и некогда красивой мебели, ковров и прочих вещей, здесь жили далеко не бедные люди.

    Но сейчас всё, находящиеся здесь, изменило свой вид. Покрылось толстым слоем пыли, заржавело, отклеилось без должного ухода.

    Этажом выше раздался оглушительный и резкий грохот.

    - Мать моя женщина! – вскрикнула я от неожиданности, хватаясь за оружие.

    Нет, кто-то в доме всё же был. Через несколько секунд снова послышались какие-то звуки, которые явно не могли производить ни крысы, ни мыши, обитавшие в доме. Потом по лестнице застучали шаги.

    - Брось автомат! – заорал человек, оставаясь в тени.

    Я крепче сжала оружие, готовая нажать спуспокой крючок.

    - Брось! – повторил человек.

    - Вот ещё! – я выстрелила в потолок.

    - Ты меня боишься, - догадался человек, но пока не подходил ближе – Я не трону тебя, если ты не дашь мне повода. Не надо стрелять, ладно?

    - Спускайся! – рявкнула я.

    - Сначала опусти оружие. Я же сказал, я не трону тебя, - для наглядности человек задрал обе руки к потолку.

    - Ладно, - согласилась я, всё ещё не ставя автомат на предохранитель. Мало ли.

    Человек вышел из тени, спустился по ступенькам вниз.

    Это оказался высокий, с тёмными волосами до плеч, парень. Одет он был в старые джинсы, берцы и чёрную футболку.

    - Меня Ворон зовут, - представился парень, протягивая руку.

    - Меня – Даша, - ответила я.

    - Может, поставишь на предохранитель свою пушку, и поговорим нормально? – улыбнулся Ворон.

    - А, да, - «Как он это заметил? Я же стою так, что за моей ногой не видно…ну я и салага!».

    - Пошли, поднимемся, - позвал Ворон.

    - Пошли. Слушай, Ворон, а давно ты здесь?

    - Ночью пришел. А ты?

    - Вчера вечером.

    - Ты культурно вошла?

    - Нет, через окно, - «Ночью…но что, из ума выжил ночью ходить?».

     

    В углу комнаты лежал рюкзак и автомат. Я присела на скрипнувшую кровать, а Ворон принялся рыться в рюкзаке.

    - Лови! – сказал он, швырнув мне банку с какой-то варёной рыбой.

    - Нет, спасибо, я не хочу.

    - А кто сказал, что это тебе? – Ворон весело засмеялся – Шучу. Да ты не бойся, не отравлю.

    - Спасибо, - я поковыряла в баночке вилкой.

    - Только ты знаешь…- медленно проговорил Ворон – Когда я эту рыбу ловил, по воде какое-то странное пятно плыло. То ли химия какая?

    Парень снова засмеялся, глядя на меня, так и замершую с поднесённой к открытому рту вилкой.

    - Я пошутил, - сквозь смех выговорил Ворон.

    - Ах ты, сволочь! Да я тебя пристрелю! – завопила я.

    - Не надо! – продолжал хихикать Ворон – Не надо! Я только пошутил! Шутка юмора такая! Просто видела бы ты своё лицо!

    - Очень смешно! Как смешно! Да меня чуть удар не хватил с перепугу! - Вдруг мне самой стало смешно.

    Престав через некоторое время хихикать, мы принялись засыпать друг друга вопросами самого разного плана.

    - Даш, скажи, а как ты жила раньше? – вдруг спросил Ворон.

    - Раньше? – переспросила я.

    - Да, до того, как всё рухнуло.

    - Да как-как. Как обычный человек. Ходила в школу, училась в старших классах. Читала много, друзей и знакомых куча была. Иногда ночами в Интернете сидела. Смотрела кино, ходила на концерты. Всё как у всех. Ещё в тир ходила, стрелять хорошо научилась, благо, зрение хорошее, позволяет. А потом…потом не стало ничего. Сама не знаю, как жива осталась в этом аду.

    И снова…снова отчётливо вспомнились картины тех месяцев. И орудия, изрыгающие смерть, и огонь, и молящие о жизни люди, и осиротевшие дети, среди которых оказалась и я, и овдовевшая жена лесника, которая увела меня к себе. Как жила там, в лесу, вместе со старой бабой Женей. Как бродила потом по опустевшим деревням и посёлкам. По мёртвым городам. Как смотрела на смерть и ей самой в глаза. И в последний момент убегала от неё. Вспомнила снова…вспомнила всё.

    - Это ужасно, - вздохнул Ворон, выслушав мой рассказ – У меня примерно то же самое.

    - Ты тоже странник? – спросила я, переводя разговор в менее больное русло.

    - Да, - кивнул Ворон.

    - И куда ты идёшь?

    - Не знаю. Пока не нашел ещё места для постоянной жизни. Пока что расхаживаю по миру. А знаешь что?

    - Что?

    - Пошли вместе.

    - Давай.

    - Вместе веселее, - улыбнулся Ворон.

    «Он чем-то похож на сказочного принца. А я? А я на Маленькую Разбойницу» - подумала я.

    - О чём задумалась? – спросил Ворон, заглянув мне в глаза.

    - А?

    Глаза у парня были странные. Какие-то неестественно синие. Не голубые, а именно густо-синие.

    - Ты носишь линзы, что ли? – спросила я.

    - Нет. А с чего ты так решила? – недоумённо спросил Ворон.

    - У тебя глаза какие-то…какие-то не такие. Синие. Я таких ни у кого не видела.

    - А, вот ты о чём! – догадался он – Да нет, это просто они поменяли цвет.

    - Это как?

    - Без понятия. Просто вдруг стали синими. Я сам удивился, когда заметил. А вообще-то они у меня были серо-голубыми.

    - Интересно.

    «Странный он» - размышляла я, спускаясь за своим рюкзаком на первый этаж – «И ночами ходит, и глаза цвет поменяли. Хотя он может и врать. Но почему они такие синие? Таких просто не бывает. И появился так внезапно. Пожалуй, это можно списать на простое совпадение. «Случайности не случайны». Кто знает?».

     

    ***

    День стоял ясный и тёплый. На небе не было ни облачка.

    - Мне в такие моменты кажется, что никакой войны не было. Прекрасное далёко, - вдруг сказал Ворон, глядя на небо.

    - Прекрасное жестоко, - поправила я. 

    - С чего это? – Ворон взглянула на меня.

    - Прекрасное далёко только здесь. А там, - я махнула рукой в сторону города – Разруха и запустенье.

    - Но ведь здесь оно есть. Если где-то осталось что-то прекрасное, то мир не умер.

    - Знаешь…

    - Что?

    - Когда человек находится на грани жизни и смерти, перед его глазами проноситься вся его жизнь. А когда наш мир будет умирать, что пронесётся перед его глазами? Реки крови?

    - Наш мир не умер, я же сказал! Если есть ещё небо, земля и всё, что на ней, если есть те, кто может это увидеть и оценить красоту, то мир будет жить.

    - Хорошо сказал.

    - Ладно, пошли.

    Мы отправились в путь. Шли по относительно ровной дороге прочь от разрушенного города. Навстречу другому, такому же разрушенному, пустому, страшному и безмолвному.

    Всю дорогу мы разговаривали, перекидывались шутками, смеялись. Несколько раз делали привалы, присев на траву. Шли мы по какой-то трассе, проложенной посреди леса. Вековые ели и сосны раскачивались, создав сплошную стену. Мне было немного жутко.

    - Не бойся, - вдруг сказал Ворон.

    - Откуда?..

    - Оттуда. Я чувствую, что ты боишься. Всё нормально.

    Меня поразило то, с какой уверенностью он это говорил. Словно знал, что здесь безопасно. Будто бы ходил по этой трассе каждый день и изучил её вдоль и поперёк.

    Ночь медленно наползала. Солнце скрылось за кроны деревьев. Становилось темно.

    - Фонарь, фонарь, - бурчала я, шаря по карманам.

    - Не надо, не доставай, - остановил меня Ворон.

    - Почему? Темно же.

    - Да не надо, сэкономь батарейки.

    - Он у меня на ручной…

    - Без него обойдёмся.

    - Как?

    - Я всё вижу.

    Ворон действительно уверенно шел вперёд, не нуждаясь ни в каких источниках света.

    - Ой! – я споткнулась об очередную кочку и растянулась на потрескавшемся асфальте.

    - Блин! – в сердцах ругнулся Ворон, помогая мне встать на ноги – Как я не подумал?

    Он взял меня за руку и повел сквозь темноту.

    - Ворон!

    - А? – он остановился.

    - Мне страшно, - призналась я.

    - Ты же со мной. Потерпи немножко, скоро придём. Где-то здесь, если мне не изменяет память, было село.

    Скрипнув зубами, я кивнула, несмотря на то, что устала, было холодно, было страшно. Странно, что новый мир пока ещё не отучил меня бояться.

    Село действительно скоро появилось в поле нашего зрения. Тёмные домишки, заросшие, освещённые луной, дворы, пыльные улицы.

    Мы вошли в один из домов, осмотрели его и, убедившись в безопасности, вышли во двор. Там мы разожгли небольшой костёр и уселись возле него на небольшие, найденные тут же во дворе, лавочки.

    - На самом деле я рад, что тебя нашел, - сказал Ворон, помешивая что-то в повешенном над огнём котелке – Думал, что один свихнусь.

    - Я тоже рада, что тебя нашла, - улыбнулась я, глядя на него – Ты, знаешь, какой-то…

    - Какой? – ухмыльнулся Ворон.

    - Не такой. Не такой, как все. В тебе есть какая-то необычность.

    Ворон, к моему удивлению, вдруг отвёл глаза в сторону.

    - Я что-то не то сказала?

    - Да нет, всё хорошо.

    - Прости, если что не так.

    - Всё нормально, - Ворон снова улыбнулся.

    Примерно через час, потушив костёр, мы отправились спать. Вернее, я отправилась спать, потому что Ворон настоял на том, что дежурить он будет первым.

    Везёт, второй день подряд я сплю в кровати. Обычно приходится спать либо на полу, либо на земле.

    Спустя минуту я провалилась в сон.

     

    ***

    Снова утро. За окном моросит мелкий дождик. Утро?! Ворон ведь обещал разбудить меня на дежурство!

    Кстати о Вороне…

    Вам когда-нибудь приходилось просыпаться с воплем «Какого хрена?!». А как ещё можно реагировать, если вы проснулись в обнимку с парнем, с которым познакомились сутки назад, который обещал дежурить и разбудить на дежурство вас?

    Ворон, открыв глаза, потянулся.

    - Ты почему меня не разбудил? Как же дежурство? – возмущалась я.

    - Ой, да ладно тебе, - сказал он, явно не торопясь вставать – Ничего же не случилось.

    - Придурок! А если бы?..

    - Нам не нужны дозорные, - отрезал Ворон неожиданно резко.

    - Как?

    - Не нужны.

    - Почему?

    - Потому.

    Я молча рухнула обратно на подушку.

     

    Село давно осталось позади. Впереди маячила небольшая речушка. Мост оказался разрушен, но речка была неглубокой и неширокой, можно было и вброд перейти, промочив штаны до колена.

    - Пошли? – спросила я – Вода, вроде, нормальная.

    - Идём, - согласился Ворон и первым ступил в воду.

    Мы примерно на четверть перешли речушку, когда Ворон резко оттолкнул меня в густые заросли.

    - Ты чего? – воскликнула я. 

    - Молчи! Тихо, я тебя прошу! – отрезал он, прикрыв меня собой – Ни звука.

    Через пару минут послышались чьи-то голоса и шаги.

    - Почему мы прячемся? – шепнула я Ворону в ухо.

    - Это бандиты, - тихо ответил тот – Молчи.

    - Откуда ты знаешь?

    - Молчать, я говорю! – Ворон закрыл мне рот рукой.

    Только через четверть часа Ворон, наконец, отпустил меня.

    - С чего ты взял, что это бандиты? – спросила я.

    - Я знал это, - ответил парень.

    - Откуда?

    - Что ещё надо знать? Опасность миновала и ладно.