Блог О пользователеo-k

Регистрация

[Пломбир с апельсинами]

Календарь

<< Ноябрь 2010  

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30

На странице

  • 29 мая 2010 | 22:08 Друг 

    А вот интересно, почему иногда вдруг ни с того, казалось бы, ни с сего ощущаешь себя счастливым? Вроде бы, ничего такого не случилось. Начинаешь видеть то, что раньше не видел. Нет, не потому что забыл снять очки, выйдя на улицу. А просто вдруг замечаешь, что в луже на асфальте отражается радуга. Или луч заходящего солнца красиво падает на дерево. И вот не знаешь, жалеть тебе или нет, что у тебя нет с собой фотоаппарата? Да, то, что ты видешь красиво, но сможет ли передать это фотоаппарат? Возможно.
    И рядом с тобой человек, который видит то же самое, что и ты. Те же солнечные лучи, ту же радугу, те же деревья, те же освещённые закатом многоэтажки и светофоры.
    Такой человек называется настоящим другом.
  • 29 мая 2010 | 15:11 «Kit-I» 



    Гриша «RADUGA»




    Соня «Финк»

    Паша "Скитлс»



    Сергей "Джус»


  • 20 мая 2010 | 17:34 Дорогой солдат! 

    Из статьи журнала «Yes!».
    «Дорогой солдат! Меня зовут Ицик. Мне 5 лет. Пока я хожу в школу или играю в мяч во дворе, ты меня защищаешь. Я не знаю, как тебя зовут, мальчик ты или девочка, но я хочу сказать тебе спасибо. И пожелать, чтобы армия поскорее закончилась — и ты вернулся домой к родителям. Ещё я хочу пожелать кое-что себе. Что именно? Не ходит в армию, когда вырасту. Её больше не будет, потому что наступит мир».

    Эти слова написал мальчик пяти лет…
  • «От плохого к худшему, пока не погиб весь мир».

    Джин Дюпро «Город Эмбер: люди Искры».

     

    Я видел из окна, как Лера тихо качалась на качелях во дворе дома. Немного странно выглядела семнадцатилетняя девушка на крошечных детских качельках. Закат запутался в её волосах, обвиваясь яркими полосками.  А я вполуха слушал новости по телевизору. Ничего интересного. Я уже хотел его выключить, но тут репортаж привлёк моё внимание и очень испугал, хотя я не из трусов.

    Я не дослушал новость до конца. Сбегая вниз по лестнице, я вспомнил, что забыл закрыть дверь, но разве до того мне было.

    - Что случилось? – встревожено спросила Лера, глядя на меня.

    - Новости… Смотрел только что, - слегка отдышавшись произнёс я – Сказали, что…

    «Тревога! Тревога! Тревога!» - пронеслось над городом.

    - О, небо! – воскликнул я.

    - Господи! – вскрикнула Лера.

    - Как раз про это и говорили.

    - Гравитатор Третьей Энергетики. Энергия из ничего. Нееет!

    - Видимо, началось. Вот этого-то я и боялся.

    - Что теперь делать, Стас?

    - В метро! Скорее к метро!

    - Подземная парковка ближе!

    - Если начнут взрывать, не поможет! Метро ниже!

    Мы припустили по улицам. Другие люди тоже паниковали и бежали куда-то. Зашагали солдаты, проехала военная техника, пролетали вертолёты. Казалось, весь город превратился в комок сплошного хаоса. Уже слышались первые выстрелы и взрывы.

    - Скорее!

    - Где ты?!

    - А-а-а-а!!!

    - Помогите!

    - Мама! Мама!

    Выкрики, беготня, паника, страх…  Теперь все поняли – война началась.

    - Лера! Лера! Ле-ера-а! – кричал я в толпу.

    - Стас! Я здесь, Стас! – кричала она в ответ.

    Я попытался протиснуться к ней, но толпа отнесла меня, словно волна, к метро. На поверхности уже накалилась обстановка. ТЭшники в мегафоны говорили: «Убирайтесь! Это наш Гравитатор! Мы его создали, он принадлежит только нам!».

    Им отвечали: «Отдайте и мы уйдём с миром! Или вы хотите войны?!».

    Я выскочил в дверь с надписью «Выход». Мне кричали что-то типа: «Ты что, парень, сдурел?! Тебя там убьют! Стой! А ну стой!». Но мне было плевать на всех этих, пытающихся образумить меня, людей. Передо мной стояла одна задача: найти подругу. Я прекрасно понимал, чего это может мне стоить.

    Я нёсся под пулями, я слышал взрывы. Война началась ни с того ни с сего. Её даже никто не объявлял. Просто хладнокровно напали. Весь город был в дыму, я закрывал рукой глаза, бежал, окликая Леру.

    - Ста-а-а-а-ас!!! – донеслось до меня.

    Я свернул в переулок и наткнулся на кого-то. Вспыхнули яркие рыжие лохмы.

    - Лерка! – обрадовался я.

    - Ложись! – заорала она и грохнулась наземь. Я последовал её примеру. Тут же где-то рядом прогремел взрыв. Нас, кажется, немного задело. Мне было не до того.

    - Лера! Быстрее! За мной! Возьмись за руку! – скомандовал я.

    - Стас, - тихо-тихо сказала она – Мне страшно. В какие-то минуты весь город стал полем боя.

    - Бежим! – приказал я, не до разговоров было.

    Мы бежали к красной букве «М». Из окон домов, с улиц, с крыш, отовсюду стреляли ТЭшники и их противники. У обоих сторон было современнейшее оружие. Пикировали истребители. На земле валялось разное огнестрельное оружие: дробовики «SafirArms Т-14», автоматы Калашникова АК 47, автоматы Манлихер. Но всё перечисленное было оружием простых горожан. У военных же было нечто иное. Гораздо более мощное, смертоносное. Летели гранаты, строчили пулемёты. На земле лежали павшие. Все кто смог, спрятались в подземных помещениях. Дома рушились, металл плавился, разбивались стёкла, осыпая всех осколками. Двери были сорваны с петель взрывными волнами. Люди прикрывали друг друга, защищали. Иногда ценой собственной жизни. Здоровые оттаскивали или уносили раненых с поля боя. Дорога давно превратилась в сплошные бетонные глыбы, высотные здания осыпались, словно это были песочные замки. Грохот, звон, выстрелы, пулемётные очереди, взрывы, крики, причитания и проклятья – всё это смешалось в сплошной вой.

    Я и Лера бежали не оборачиваясь. Уклонялись от летящих обломков, обегали пламя, полыхающее на улицах, перепрыгивали через не очень высокие преграды.

    - А-а-а-а-а!!!

    Лера споткнулась и полетела в яму, потянув меня за собой. Мы оказались в чаше из бетона, осколков и железных балок. Под дождём пуль и гранат. К счастью, яма была неглубокая. Мы быстро из неё выбрались. Как раз вовремя. Через секунду туда упал снаряд.

    Скорее… Вот и вход в метро, вот наше убежище! Я жутко обрадовался. Но тут оно и произошло. Огромный Гравитатор взорвался из-за бомбы. Гравитатор по счастью стоял за городом, так что, взрыв нас не достал. Огромная движущаяся установка была взорвана. Она не досталась никому. Война зря… Потери зря… Страдания зря… Всё это зря…

    Лера  и я смотрели на это как завороженные. Но вдруг из огроменного здания, где и находилась энергоустановка, вырвалась сине-фиолетовая взрывная волна. Она двигалась с огромной скоростью. Через секунду она уже накрыла небо надо мной и Лерой, проползая дальше. Вскоре она окутала весь мир.

    Я понял, что нет разницы, где ты: на поверхности или под землёй, ничто от этой смертоносной волны не укроется. Лера вдруг обмякла и упала на потрескавшийся асфальт. Глаза её закрылись, чтобы никогда больше не открыться.

    - Лера! – позвал я. 

    А она лишь слабо улыбнулась. Люди на улице тоже начали падать.

    Возможно, в эту секунду я был последним живым человеком на этой планете. Но всё имеет конец. И эта секунда тоже. Она истекла, я не удержался на ногах.  Волна рассеялась, никого больше не убивая. И ничего не осталось. Только города-призраки. Но я их уже не видел. Передо мной была лишь тьма и тишина… Как в начале моего рассказа.

    Только под конец люди поняли, как они были не правы. Это всё эгоизм, жадность и жестокость. Люди погубили за несколько минут всё, к чему стремились. Всё это жадность и желание быть первым.

    После этого взрыва не осталось ничего. Призраки-улицы, призраки-дома, призрак Гравитатора, зловещие остатки которого возвышались над городом.

    А солнце всё так же вставало и садилось, прибой омывал берег, лили дожди. Всё пустовало. Но источник жизни оставался нетронут. Жизнь развивалась вновь. Но в этом городе ещё очень-очень долго не слышалось голосов и шагов. Только завывания ветра, залетавшего в зияющие дыры окон, бреши в стенах. Один только ветер гулял по руинам, дорогам и опустевшим на многие века, домам.

  • Я и Лера шли вдоль шоссе. А города всё не было. Я уж подумал, что мы пошли не в ту сторону, но ошибся. Впереди замаячили высотные здания. Красный закат освещал их. Над городом пролетел вертолёт. Когда мы подошли ближе, нас встретили ТЭшники. Они тут же начали задавать вопросы: А кто? А зачем? А почему? А куда? Ну и так далее. Я попытался им всё объяснить, но люди из ТЭ не слушали ни меня, ни Леру. Вскоре они просто впихнули нас в машину и куда – то повезли. Лерка сидела вся бледная, казалось, даже рыжие волосы и те потускнели.

    Я не знал, куда нас везут. На мои вопросы никто не отвечал, поэтому вскоре я перестал их задавать. Внезапно машина резко остановилась, а водитель заорал кому–то:

    - Вы что, ополоумели?! А ну – ка убрали свой танк с дороги! Что значит «объезжай»?! У меня тут новая партия едет!

    Новая партия?! Лера вздрогнула от этих слов. Что ещё за партия? Неужели это я и Лера? Но почему «партия»? Он говорит так, будто мы вещи, нужные для чего–то. Куда нас везут? Уж не на какой – нибудь завод, где из людей делают живых роботов? Возможно. Но о побеге не было и мысли. Кругом ТЭшники, они схватят нас в любой момент.

    Машина остановилась рядом со зданием из красного кирпича. Двухэтажное, длинное здание с металлической дверью. Все высыпали из машины.

    - А ну пошли! – приказал водитель – Быстро! У  меня нет времени с вами нянчиться!

    Я открыл дверь и впустил Леру. Тут же меня толкнули, и я проехался плечом по полу.

    - Встать! – меня подняли за шиворот и поставили на ноги. Вследствие этого я понял, что тот, кто меня поднял — огромный бугай.

    Длинный и худой ТЭшник повёл нас по коридору.

    - Ты! – он указал на меня – В эту дверь! Девчонка в следующую!

    Лера не сдвинулась с места, но её тут же вволокли в комнату. Я открыл дверь указанного мне кабинета.  Я огляделся. Стены выкрашены скучной болотной краской. Потолок побелен кое–как. Какая – то аппаратура: экраны, кнопки, рычаги. Здоровенный письменный стол, заваленный бумагами. Пара стульев, книжные стеллажи. Мраку мрак!

    ТЭшник оторвался от монитора и взглянул на меня.

    - Сесть! – приказал он. Мне ничего не оставалось, как подчиниться. ТЭшник нарезал вокруг меня круги.

    - Почему без числа? – спросил он, наконец.

    - Без какого числа? – не понял я, но тут же вспомнил слова Айс, что все люди в городе ходят под номерами, как машины.

    - Я не был в городе, - ответил я – Поэтому и нет номера.

    - Где был? – спросил ТЭшник.

    - За городом, - сказал я.

    - Что там забыл?

    - Ничего. И…

    Дверь резко распахнулась. Вошел второй человек из ТЭ. Он тащил за руку Леру. Та упиралась.

    - Сидеть! – рявкнули на меня, заметив, что я хотел встать.

    Леру уволокли в комнату, дверь которой выходила на ту, где сейчас был я. Тишина… какое – то бренчание, голоса на повышенных тонах. Вскрик Леры и ор ТЭшника: «Ааааа!!! Дуууураааа!».

    Человек, который ходил вокруг меня, убежал в другую комнату, посмотреть, что там случилось. Я тоже вскочил.

    Один ТЭшник тряс рукой, второй бестолково бегал по комнате. Лера сидела в кресле и смотрела на них.

    - Она укусила меня! Ой, моя рука! – ныл один из ТЭшников – Выдай ты ей документы и отправь её быстрее отсюда!

    Этот человек ушел, всё ещё потрясая укушенной рукой. Другой начал расспрашивать Леру. Обычные анкетные вопросы: Ф. И.О., возраст. После расспросил меня. Потом гаркнул в телефонную трубку несколько слов и сказал, что мы должны ехать по указанному адресу.

    Мы стояли и ждали автобус или хоть какое – то средство передвижения, так как идти было бы далеко. Ждём час, второй. Наконец, подъехала машина, и водитель спросил, куда нас довезти.

    На город опустилась тьма. Фонари тускло горели. В окнах зажигались огоньки. Народу на улицах почти не было. Лера и я стояли возле дома. Потом вошли в подъезд. Терпимо. Стены, конечно, плохо выкрашены, и краска местами облупилась.  Нам предстояло жить в квартире № 190. Вообще – то к нам должны подослать ещё кого–то. Обычно в двухкомнатной квартире жило человек пять – шесть. Но у нас было такие жалкие комнатушки, что сюда можно было бы уместить не более четырёх человек. Ужас что, а не жильё! Но хоть что–то дали. Почему нас поселили сюда так просто? Я не понимал этого. А Лера вообще ничего не думала, она упала на кровать и тут же уснула.

     

    На следующее утро я встал рано, несмотря на всё пережитое вчера. Не успел я стряхнуть с себя остатки сна, как послышался оглушительный грохот. Я побежал в соседнюю комнату, откуда и донёсся звук. Лера стояла с виноватым видом над несколькими чашками и большой кастрюлей.

    - Тьфу ты! – проворчал я, – Я сам. Иди отсюда от греха подальше.

    Лера, как малое дитё, показала мне язык. Тут же она удалилась в другую комнату, где обнаружился телевизор, не замеченный вчера.

    - Лера! – окликнул я, – Ты собиралась готовить О2?

    Бесшумно ступая, подошла Лера.

    - Лер, - обратился я, – у нас в холодильнике мышь…

    Не успел я договорить, как девушка завизжала, отскочив от холодильника как мяч от асфальта.

    - Я хотел сказать, что у нас в холодильнике повесилась мышь! – торопливо уточнил я – Скажу по–другому. Шаром покати.

    - А–а! – протянула она, рассеянно почёсывая затылок – Ну пошли что ли! Где тут магазин? Ладно, разберёмся.

    Вышеупомянутых заведений, именуемых словом «магазин», в городе не было вообще. Но существовали другие, которые назывались «продовольственные пункты». Также существовали и другие: «лекарственный пункт», «хозяйственный пункт», «технический пункт», и так далее, и тому подобное. Не надо думать, что «пункты» отличались от магазинов лишь названием. Это утопия. В этих «пунктах» выдавали вещи в строго определённом количестве, притом ограниченном. Очень ограниченном. На человека выдавали: два комплекта одежды. Самой что ни на есть простой. Выдавали ещё зубную пасту, щётки для обуви (непонятно для чего они были нужны, обувного крема в городе тоже не было) и другие вещи первой необходимости. Конечно, можно было что–либо докупить, но денег у жителей почти не было.

    Все нужные вещи мне и Лере дали. Но лишь после того, как мы показали свои документы, выданные ТЭшником.

    - Ужас! – заявила Лера, когда мы вернулись домой – Я не понимаю, что случилось с этим городом. Какие-то забитые люди, номера, ТЭшники на каждом углу непонятно для чего. Будто готовятся к войне. Это что, всё из-за  гравитатора?

    - Кто там? – осведомился голос из кухни.

    - А там кто? – с тревогой спросила Лера.

    В прихожую вошла высоченная пожилая женщина, за ней выкатился (по-другому не скажешь) мужичок.

    - Я понял, - сказал я – Вы делите с нами жилплощадь, если можно так назвать вот это! – я обвёл рукой прихожую и указал на двери комнат.

    - Верно, - улыбнулась женщина – Я так понимаю, вы Стас, а вы Лера?

    - Да, - ответила Лера.

    - Что ж, пойдёмте пить чай, - сказала женщина – Зовите меня Надя. А это мой муж Кирилл. Можно без отчества, не надо официальности.

    - Очень приятно, - сказали в один голос я, Лера и Кирилл.

     

    За чаем, Лера спросила: «А что такое «Гравитатор Третьей Энергетики»?».

    - Видите ли, - начала рассказывать Надя – Гравитатор – это такая установка, которая создаёт энергию из ничего. Да-да! Именно из ничего. Энергия очень мощная. Может заменить некоторые природные ресурсы. Но не все, конечно. Тому, кто первым создаст такую штуку, не нужно будет платить другим странам за экспорт различного топлива. А другим придётся  либо покупать эту энергию, либо продолжать брать всё из Земли.

    - Так это правда? – поразился я – То, что энергия и из ничего.

    Надя кивнула.

    - Правда, - подтвердил Кирилл – Но вокруг этой установки назревает крупный конфликт. Все хотят его получить.

    - Так почему же не сделать еще несколько таких установок? – недоумевал я.

    - Не хотят. ТЭ не хочет отдавать чертежи. А тут каждый винтик на счету.

    - Вы думаете, что-то случится? – вопрошала Лера.

    - Не знаю, - ответил Кирилл – Возможно. Лично я уже всего ожидаю. Но власти ведут себя странно. Со всеми этими «пунктами»! Никто не может понять, в чём дело. Лично я уже подозреваю военные действия. Всё может быть.

  • Темнота и тишина. Ничего кроме, только эти два понятия. Я ничего не видел, ничего не слышал, ничего не мог сказать, ничего не осязал. Да что там! Я даже не мог сдвинуться с места! Я попытался пошевелить рукой. Не получилось. А может, не получилось потому, что у меня не было рук? Да. У меня не было ни рук, ни ног, ни головы, ни всего остального. Но где же моё тело? Или у меня и не было никакого тела? Может я дух? Если так, то это что, параллельный мир? Беспросветная тьма, нерушимая ничем тишь… Какой ужас! И я здесь один. На меня вдруг нахлынуло безразличие, такое же, как эта темнота и тишина… Какая разница, что будет? Пусть всё идет, как идёт.

    Я не знал, сколько времени прошло. Может быть минута, а может быть несколько часов или вечность. И ничего не появилось из тьмы. Не слышалось ни звука. Я словно висел в пространстве. Или и не было никакого пространства? И времени тоже не было. Только я, тьма и тишина…

    Резкий удар пришелся мне в лицо. Мои веки чуть дрогнули, и тут же послышался радостный возглас: «Очнулся!». Я не сразу сообразил, кто передо мной. Какая – то девушка с рыжими волосами, веснушками и карими глазами.  Тут до меня дошло, что передо мной Лера. Я вскочил как ужаленный.

    - Лерочка! – воскликнул я.

    - Да Лерочка, я Лерочка! – сказала она с врачебным видом – Стас, ты себя нормально чувствуешь?

    - Абсолютно, – сказал я, оглядываясь.

    Мы находились в какой – то комнате с серыми обшарпанными обоями, несколькими кроватями, прямоугольным столом и множеством шкафов и шкафчиков. Маленькое окошечко было зарешечено. Это тюрьма? Не похоже как–то. Я подошел к окну. Равнина. Пустынная как недавняя темнота. Ни одного дома не было в поле моего зрения. Машины тоже не шумели, да их и не было. Не было даже дороги.

    - Где мы, Лер? – спросил я, потому что не помнил последних нескольких часов.

    - Не знаю, – ответила она, пожав плечами – Мы бежали и бежали, не останавливаясь. И потом попали сюда. Я заперла дверь на замок.

    - Зачем мы бежали? – спросил я недоумённо.

    - Ты не помнишь этого? – не поняла Лера.

    - Нет, - сказал я.

    - Что ж, вспоминай! Ох, да ты же головой ударился! Вот и не помнишь! – спохватилась Лера.

    Она бестолково и суетливо забегала по комнате. Я ухватил её за локоть, чтобы она перестала мельтешить.  

    - Ты расскажешь или нет?! – вскипел я.

    Лера села на одну из кроватей, провела рукой по лицу, откинула  волосы и начала рассказ:

    - Объявили тревогу. Земля затряслась. Потом мы побежали. Не знаю, куда и зачем. Лишь бы быть как можно дальше от этого места. Я так и не поняла, что случилось. Я поняла, что если мы не убежим, то погибнем. Но ты понял это раньше. Ухватил меня за руку и побежал. Я не спрашивала куда, потому что дыхания на разговор не хватало. Я еле поспевала за тобой. Видишь, у меня штаны на коленках грязные? Это я ими землю пропахала.

    Я перевёл взгляд на её колени. Действительно, Светлые джинсы украшали два больших пятна. А Лера меж тем продолжала:

    - Ты втолкнул меня в эту дверь и… Стас?

    Но я уже и сам вспомнил, что произошло несколькими часами ранее. Сирена, землетрясение, что – то ещё, паника, крики, быстрый бег, ветер в лицо, этот маленький невзрачный домишко и темнота.

    - Когда я очнулась, я тут же рванула к двери и заперла её, - сказала Лера.

    - Где мы вообще? В целом, где мы? – спросил я, так как сам не знал, куда прибежал.

    - Честно?

    Я кивнул.

    - Мы то ли на какой – то ферме, то ли в старом доме. Я не знаю. Знаю только то, что мы далеко от города, – ответила Лера.

    Внезапно на дверь обрушились удары. Возглас, «Какого?..» с той стороны двери свидетельствовал о том, что кому–то нужно в дом.

    - А ну сейчас же открыли! – рыкнул кто–то.

    - Мы кого–то ждём? – спросил я.

    - Н-нет, - протянула Лера.

    - Кто там? – громко крикнул я.

    - Хозяйка этого дома! – заорали из–за двери – Вы что, хотите, чтобы я открыла дверь силой?! Где я новую потом найду?!

    Я осторожно приблизился к двери, вооружившись на всякий случай большой и тяжёлой сковородой. Просто ничего другого поблизости не было. Чем богат, тем и рад. На тот момент я был богат сковородкой и был несказанно этому рад. Всё же лучше, чем с пустыми руками.

    Замок щёлкнул, дверь распахнулась от мощного пинка.  В дом вошла высокая девушка. Шатенка с сердцевидным лицом. Она, прищурившись, смотрела на нас пару секунд. Но тут же нацелила на меня дробовик «USAS-12». Я поднял руки, показывая, что я безоружен. Лера сделала то же самое.

    - Вы кто такие? – осведомилась девушка.

    Голос у неё был немного грубоватый, глаза смотрели с подозрением. А как, собственно, можно смотреть на людей, которые вошли в твой дом, ещё и выступают?

    - Стас, - честно признался я.

    - Лера, - промямлила моя спутница.

    -Меня не интересуют ваши имена! – отрезала девушка – Вы из ТЭ? ТЭшники? Что, поймать меня решили? Ха – ха – ха! Запомните, никто ещё не смог и не сможет поймать Айс!

    - А кто такие ТЭшники? – спросил я – И что такое ТЭ?

    - Ах, только не говорите мне, что ничего не знаете! Этот номер уже был! Не поддамся! Хотите меня вокруг пальца обвести?! – крикнула Айс.

    - Нет, - спокойно ответила Лера – Мы на самом деле не знаем, что такое ТЭ.

    Непонятно по каким причинам Айс всё же поверила нам. Она захлопнула дверь, закрыла замок. Она прошлась по комнате, скинула в угол свой дробовик и грохнулась на кровать.

    - ТЭ, - начала Айс – организация. Она занимается какими – то научными экспериментами. Разрабатывает то ли, какое – то оружие, то ли какую – то там мистику, не знаю. Только всё это держится в строжайшем секрете. Тот, кто узнаёт об их деяниях хоть что – то, сразу же попадает к ним в лапы. Всех подозрительных они тоже забирают. Оцепляют дома и целые улицы. Забивают двери пустых домов досками. Иногда кирпичами. Иногда бетонными плитами, или просто каким – нибудь мусором. Бывает, спрессуют землю или навалят камней. Мой дом ТЭшники тоже оцепили и выгнали всех жильцов. И меня в том числе. А я возьми и вякни: «Ну, как научные успехи?». Они всполошились, думали, что я что–то знаю. И хотели уже меня арестовать. Да не тут – то было! Я рванула со всех ног. ТЭшники бежали за мной, потом сели в машины и опять за мной. Я забежала в уже приготовленный к оцеплению дом и спряталась там, на втором этаже. Просидела там час, решила, что в доме оставаться нельзя, ровно, как и в городе. И я ушла сюда. Украла оружие, одежду, еду и прочее. Изредка наведываюсь в город, если что понадобится. Рискованно, конечно. Ну а что делать?

    - И они тебя не ищут? – спросил я.

    - Нет, - пожала плечами Айс – У них и других полно. Про меня уже и забыли, наверное. Да и мне это на руку.

    - Что вообще случилось? – продолжал я – Тревога, паника. Из–за чего?

    - Что–то там с гравитацией. Гравитарор Третей Энергетики. Кстати, ТЭ расшифровывается как «Третья Энергетика». Я толком не знаю, в чём суть, но говорят, что гравитатор может создавать энергию из ничего. Но это невозможно. Невозможно создать что–то из ничего! Можно создать из воздуха, например. Но не из пустоты! Все равно, какой – нибудь химический элемент да останется! Недавно на ТЭшников пошли штурмом, но потерпели поражение. Я одна из немногих, которые смогли избежать плена. Вы бы только видели, что там творилось! Хотя нет, лучше не надо. А вы бы видели, как живут люди в городе! Они сидят по жалким квартиркам. Мебели мало, отопление никудышнее, еды тоже немного. А в чём они ходят! В ободранной одежде с номерками. Их даже не называют по именам. Но на детских площадках мне хуже всего. Я как представлю, как там играли дети, а потом пришли ТЭшники. Детей могли забрать.

    Айс всхлипнула, но продолжала:

    - Так тоскливо! Карусели замерли, горки покорежены, качели приводит в движение только ветер. Валяются игрушки. Совки, куклы, мишки, детские книги. И тишина. На улицах не слышно непринуждённых разговоров и смеха. Все живут в страхе. Но мало кто осмеливается противиться. ТЭшники убивают направо и налево. У многих людей сдают нервы. Но наше ОА не может даже ненадолго сдержать ТЭшников.  – прочитав недоумение на наших лицах, Айс объяснила – ОА – это Оборонительный Альянс.

    - Типа компьютерной игры «HalfLife2»? – спросил я.

    - Нет. Тут другое, - вздохнула Айс – Это ужасно. Если пройдёте в город, то всё сами увидите.

    - Почему «если»? – недоумённо спросила Лера – И зачем нам в город?

    - Да затем, что если вы здесь останетесь, вам крышка. ТЭ засекли вас, - буркнула Айс – Вам и так и сяк придётся идти.

    - Когда? – спросила Лера.

    - Хоть сейчас. Чем быстрее, тем лучше для вас.

    Я посмотрел на Леру. Та кивнула.

  • Я помню тот день, когда впервые тебя увидела. Да-да, тот самый. Именно тогда я отметила, что у тебя необычного цвета глаза.

    А что сейчас?

    Когда-то я говорила тебе: «Люблю тебя». Но сейчас я могу сказать «Ненавижу!». А ненавижу за то, что ты научил меня любить…

    […I hate you because I love you. Night rain should not cry…].

  • 13 мая 2010 | 20:27 Как же тяжело 

    Как же тяжело. Как же тяжело любить. Ты любишь другую. Но ты счастлив с ней, поэтому…я не расскажу тебе. Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ!!!

  • 6 мая 2010 | 21:02 Цитаты 

    «- Не будите во мне зверя!
    - А я не боюсь хомячков».

    «Логично…но я не вижу логики» (Дил)

    «Жив, здоров, хабара — пресс. Дядя Лёня Мракобес»(Р. Глушков)

    «Тупик — это не когда нет выхода, это когда нет желания его искать» (Д. Емец)

    «Если что-то происходит, значит, ты еще жив.» (Никон)

    «Граната — друг человека!»(Дил)

    «Пуля дура, а граната вообще баба невменяемая!» (Дил).

    «Для мира ты — кто-то, для кого-то ты — мир».

    «Детство заканчивается тогда, когда появляются воспоминания, вызывающие грусть».

    «Не плачь, потому что это закончилось, улыбнись. Потому что это было».

    «The only way to win World War 3 is to prevent it». Перевод: «Единственный способ выиграть Третью мировую войну состоит в том, чтобы предотвратить её».

    «Я не знаю, как и чем будет вестись Третья Мировая война, но в Четвёртой люди будут использовать палки и камни». Эйнштейн.

    «Я никогда не брошу „эфку“, если не имею надёжного укрытия, потому что радиус её поражения 200 — 300 метров».

    „Услышал про долг и сразу оглох, что ли?!» (Р. Глушков «S.T.A.L.K.E.R. Свинцовый закат“).

    «Темнотой темноту не изгнать — такое под силу только свету. Ненавистью ненависть не изгнать — с этим справится только любовь. Ненависть множит ненависть, насилие множит насилие, жестокость множит жестокость в закручивающейся спирали уничтожения» (Мартин Лютер Кинг «Сила любви», 1963 год).

    «От плохого к худшему, пока не погиб весь мир» (Джин Дюпро. «Город Эмбер. Люди Искры»).

    «Как воевали всю историю так и будем» (igor-fcsm).

    «Обезьяна стала человеком именно в тот момент когда поняла , что дубиной можно ударить собрата сильней чем лапой и забрать его долю еды. Война — это неотъемлемая часть человечества и относится надо к неё как к неизбежному злу. Как говориться, «Si viс pacem — para belum». Хочешь мира — готовься к войне» (mirash).

    «Не завалит, так облучит. Романтика!!!» (igor-fcsm).

    «Жизни ста, тысячи, сотней тысячи людей не стоят близких тебе, родных людей, родных первого круга» (Оptimist).

    «Это не смерть, ведь я стою, а мёртвые лежат» (Эмели Дикенсон).

    «Смерть одного человека — это трагедия, а смерть двух миллионов — это статистика».
    (Эрих Мария Ремарк).

    «Не каждая серая масса имеет что-то общее с мозгом». (Ежи Лец).

    «Умереть за любовь не сложно. Сложно найти такую любовь, за которую стоит умереть».

    «У зла ровно столько сил, сколько даём ему мы».

    «Люди не замечают, как грустит ночами тот, кто идёт по жизни, смеясь».

    «Друг – это тот, кто знает мелодию твоего сердца и может напеть её тогда, когда ты забудешь слова».

    «Я нарисую в воздухе сердце – Пусть растает…».

    «Паззлы снега собираются в сугробы».

    «Вот оно. Теряешь контроль, и голова работает без тебя. Отключает, показывает сны, а сама — думает. Голова может быть гораздо умнее, чем ты сам, главное — ей не мешать. Она разложит по полочкам все факты, проанализирует и выберет единственно верное решение» («Маруся»).

    «Тот, у кого хватит храбрости и терпения всю жизнь вглядываться во мрак, первым увидит в нём про блеск света» (Д. Глуховский «Метро 2033»).

    «Разумеется, я не берусь делать никаких выводов, особенно, бесплатно» (Д. Емец).

    «Причинить самую страшную боль человеку сможет лишь тот, кто подарил ему больше всего счастья».

    «Люблю жизнь, потому что ты в ней. Люблю тебя, потому что ты в моей жизни».

    «Самое простое кажется тебе сложным, пока ты боишься».

    «Любовь — это война. Её легко начать, тяжело закончить и невозможно забыть».

    «Спасибо, я на седьмом небе от счастья. Будьте любезны, принесите лестницу, чтоб я мог спуститься!»

    «Жизнь- это театр, а все люди в ней клоуны»

    «Tempora mutantur et nos mutamur in illis» («Времена меняются и мы меняемся вместе с ними»).

    «Verba volat scripta manent» («Слова улетают, написанное остаётся»).

    «Corrige praeteritum praesens rege cerne futurum» («Исправляй прошлое, руководи настоящим, предусматривай будущее»).

    «Si viс pacem — para belum» («Хочешь мира – готовься к войне» лат.).

    «Жизнь – это игра, но фишка в том, что в ней нельзя сохраниться».

    «В метро закапываться не хочу — там солнышка нету». (ivit).

    «Ты читал ахинею, которую написал? Нет? Психику жалеешь? Поздно, она уже пострадала». (Otshelnik).

    «Одиночество пострашнее войны».

    «Будущее – это зеркало без стекла».

    «Уходим за мечтой, приходим к смыслу жизни».

    «Или жизнь прекрасна, или я мазохист»

    «Каждый рисует свою любовь сам».

    «Оставь себе моё сердце. А я как-нибудь постараюсь, придумаю новое».

    «Единственная игра, в которой победы можно добиться только одной угрозой – это шахматы».

    «Я верю в настоящую любовь, но она не верит в меня».

    «Я не сплю — я отдыхаю.
    Я не ем — я восстанавливаю силы.
    Я не флиртую — я оттачиваю мастерство общения.
    Я не играю в компьютерные игры — я размышляю над стратегией.
    Я не мямлю — я делюсь своими размышлениями.
    Я не упряма — я последовательна.
    Я не лгу — я веду себя дипломатично.
    Я не боюсь — я поступаю предусмотрительно».

    «Если раздумываешь, кто должен сделать первый шаг, когда лучше позвонить, то уже не чувство, а игра в него».

    «Все женщины живут по одному девизу „Любить нельзя использовать“, но где поставить запятую, каждая решает сама».

    „Хороший человек понимает, что хорошо. Плохой человек понимает, что выгодно».

    «С хабаром вернулся – чудо, живым вернулся – удача, патрульная пуля- везенье, а всё остальное – судьба» (А. Стругацкий, Б. Стругацкий «Пикник на обочине»).

    «Мир не делится на хороших и плохих. Он делится на тёмное и светлое внутри нас. От нас лишь зависит, что выбрать» (Дж. К. Ролинг).

    «Ребята, а если у меня отрывной календарь 31 декабря кончится, то 1 января не будет?» (Nuan)

    «Война никогда не меняется? Возможно, просто не меняются люди! А каждая война ведется все новыми методами“». (Серп).

    «ПОСТЪЯДЕРНЫЙ МИР НЕ ТАК УЖ СТРАШЕН, КАК РИСОВАЛИ ЕГО НАШИ ПРЕДКИ. ПРОСТО НУЖНО В НЁМ РОДИТЬСЯ !!! …скажут наши дети». (Din Ike).

    «СОВЕСТЬ, КАК ХОМЯК, ИЛИ СПИТ, ИЛИ ГРЫЗЁТ».

    «Когда к тебе обращаются с просьбой: «Скажи мне только честно!», с ужасом понимаешь, что сейчас придётся много врать».
  • 25 апреля 2010 | 09:23 Разбитое стекло 

    Точным ударом разбила стекло,

    Порезала, ссадила руки, ладно, всё равно.

    Нет, ты не думай, что эта кровь — моя!

    Это кровь и крик разбитого стекла.

    Осколки чёрного стекла

    Сокрыла пелена дождя.

    Холодная, льющая с неба, вода

    Смывает кровь с осколков стекла.

    Навсегда…навсегда…навсегда…

     

  • 25 апреля 2010 | 09:22 «На Красной линии». 

    Посвящается всем пострадавшим и погибшим при теракте, совершенном в московском метро на станциях «Лубянка» и «Парк культуры» 29 марта 2010 года. 


    «Лубянка» снова чёрная от скорби и пролитых слёз.
    Сотни, тысячи цветов, разбитых жизней и грёз.
    Разница — час, взрыв на станции метро «Парк культуры».
    Ещё раз убедился весь мир, в том, что пуля — дура.
    Взрыв пары килограммов тротила.
    Это многие жизни прямо на корню срубило.
    Взрыв в третьем вагоне, когда открывались двери.
    Те, кто это сделал, не люди, а дьявола звери.
    На «Красной ветке», на «Красной линии». 
    На станциях лежат гвоздики, цветы, лилии.
    Двойной теракт, случившийся на «Красной ветке».
    Почему ж весь мир оказался в терроризма клетке?

    Семь сорок пять, самый час-пик.

    Под сводами станции прозвучал оборвавшийся крик.
    Это наш век, это наши дни,
    Оглянись вокруг, обернись и посмотри!
    Вокруг нас протекают реки крови,
    Так было на протяжении всей нашей истории.
    Неужели война — это часть человека?
    Война, ведущаяся в двадцать первом веке.
    Подожди, стой, прекрати, остановись,
    Постой так минуту, вдохни и оглянись.

  • 25 апреля 2010 | 09:20 «Kit-I» - «Осень». Аккорды. 

    Проигрыш Am C Em G Dm Em C Em Am G
    Am
    Только не уходи
    C
    Шепотом попроси
    Em
    Снова твои шаги
    G
    Услышу
    Am
    Ноя не мог сказать
    C
    Что я тебя любил
    Em
    И друг без друга мы
    G
    Не дышим…..

    Dm Em C
    С тобой я хотел узнать
    Em Am G
    Что такое “Вместе”мм..

    Dm Em C
    Осень уже в 15-й раз
    Em Am G
    А ты еще не любила…
    Dm Em C
    Осень уже в 15-й раз
    Em Am G
    А ты еще не любила…

    Второй куплет и припев играется аналогично
    Проигрыш Dm Em C Em Am G

  • Em C
    С неба падают слезы,
    Am H7
    Слезы ночного дождя,
    Еm С
    Ветер куда-то уносит,
    Am H7
    Куда-то зовет меня,
    Em C
    Я стою на крыше
    Am H7
    Сверху смотрю на жизнь
    Em C
    Которую я так ненавижу
    Am H7
    Которую я так люблю

    припев:
    Прыгай вниз,прыгай вниз,не бойся
    Тихо шепчет мне в душу дождь.
    Прыгай вниз и не беспокойся о том куда ты попадешь

    Вечер,лишь сигарета тихо гаснет уголек
    Согревая своим светом,свет который так жесток
    И выходит дым из легких превращаясь в капли дождя
    В этот вечер никто не укроет,никто тебя от дождя…
    Припев.

    Песня играется перебором:3,2,3,1,3
    Можно играть боем вниз, глушение, вверх, вверх, вниз, вверх.
    Вместо Н7 можно играть Н

  • Вступление: Em Hm D Am

    Em
    Ключ тебе верну,
    И двери не открыться.
    Мне в свою страну,
     Hm
    Ты знаешь я пришел проститься.
    Em
    Это только дым,
    И в нем нам не укрыться.
    Пачка на двоих,
     Hm
    И по вискам стучит, проститься.

    С (с басом ля)
    Солнце, отпусти меня.

    ПРИПЕВ

    Em
    Ну ладно пока,
    Мне в облака.
     Hm
    Я знаю о том,
    Что будет потом.
    D Am
    После дождя, я. 

    Алою водой,
    На кухне не напиться.
    Я дышал тобой,
    Но знаешь нам пора проститься.
    Солнце, отпусти меня.

  • 25 апреля 2010 | 09:16 «Небо». 

    -Ну, давай же! – хлопнул в ладоши я, сидя у стены – Иди сюда! Вот так, вот умница!

    Средних размеров крыса, шурша лапками, подбежала ко мне и заглянула в глаза. 

    - Пулька. Хорошая крыса, хорошая, да? – я посадил крысу себе на плечо.

    Пулька шевельнула голым хвостом в знак согласия.

    - Пошли домой.

    Я шел, топая ногами по каменному полу. Вокруг сновали люди. Кто-то бежал к кому-то в гости, кто-то усталый шел с работы, кто-то шел в сторону торговцев. Здесь всегда шумно и людно, только по ночам всё несколько стихает, ведь ночью надо спать.

    Мне восемь лет. Я уже большой, поэтому могу гулять один, родители меня отпускают, только всегда напоминают, что нельзя уходить, как выражается мама «на край света». Она шутит, но почему-то никогда не улыбается своей же шутке.

    Мимо прошла группа людей в военной форме, я быстро отдал честь, а они заулыбались, засмеялись и сделали то же самое.

    Когда вырасту, обязательно стану таким же, как они! Они столько всего знают и умеют! Сам не раз видел, как они уходят работать, куда-то далеко.

    - Ты чего, малой, здесь стоишь? – поинтересовался один из мужчин в форме.

    - Хочу так же, как вы! – выпалил я.

    - На край света, что ли? – удивился человек.

    - А где это? – оживился я – Мама всегда про него шутит, говорит, чтоб я туда не ходил.

    - Права твоя мама, - серьёзно сказал военный – Край света – это страшное место, малой.

    - Почему?

    - Бывай, малой! – человек повернулся и зашагал к своим товарищам.

    - Почему, скажите, почему? – я затрусил за ним.

    - Бывай! – бросил солдат.

     

    Не знаю, почему, но по какой-то причине мне на ум пришло, прочитанное мной когда-то в книге странное слово, состоящее из двух слогов. «Небо». Не – бо. Я же никогда его не видел.

    - Пулька, ты видела небо? – спросил я крысу.

    Серый комочек мирно посапывал на моём плече. Пулька спала.

    - Небо, небо… - повторял я – Я никогда не видел его, но, говорят, оно прекрасно. Мне мама говорила, что оно ярко-голубого цвета, а по нему плывут похожие на комочки ваты облака.

    Облака я себе вполне представлял, потому что знал, как выглядит вата. А вот ярко-голубое небо…кажется, это нереально.

    - Небо – это то, что сверху, над головой. Оно бездонно и бесконечно, - говорит мама.

    Я поднял глаза и упёрся взглядом в потолок. Серый, высокий, невзрачный потолок. Где бесконечность? Где яркая голубизна? Где пушистые облака? Где мой мир?!

     

    «Небо», какое обычное для нас слово. Мы, может быть, и не придаём значения его смыслу. Для нас это нечто обыденное. А для мальчишки, с рождения, запертого под землёй, на станции метро? Который никогда не видел ни неба, ни дождя, ни облаков, ни этой небесной бесконечности? Когда его и сотен других, запертых в метро, людей, взгляд упирался в потолок станции? Он был рождён здесь, в этом мире постъядера.

    В убитом мире, который мы уничтожили.

    Что для нас слова «небо», «луна», «ветер», «дождь», «деревья» и самое главное слово… вернее два…«Миру — мир“».